Особенности российского патриотизма

Мой дневник

18 апреля 2014 года

Особенности российского патриотизма

Закончились 23 уникальных года в судьбе матушки-России, когда страна просто жила, ни на что особенное в этом мире не претендуя — такого у нее в истории никогда не было и, наверное, уже не будет. В этом состоянии iимелись свои плюсы и минусы. И вот беззаботности пришел конец: присоединение Крыма и другие события вокруг Украины спровоцировали рост патриотизма, причем очень разного, и по-новому позиционировали Россию в мире. В связи с этим в стране появились люди, которые считают, что происходящее требует от них какой-то особой активности и бдительности. Цвет российской интеллигенции собирается в столице на «Марше правды», и глубокоуважаемые мною люди говорят, что на Украине нет тех проблем, о которых без конца твердят государственные и прогосударственные СМИ, что это не ура-патриоты, а они знают правду о незалежной и по-настоящему любят Россию. Происходит движения и на другом крае. Все в той же Москве какой-то гражданин подходит к пикету и i2навязчиво спрашивает: «Товарищ, сколько вам платит Госдеп?» А потом цепляется к полицейским: «Почему вы не пресекаете антигосударственную акцию?» И такой ура-патриот (точнее — ура-идиот) далеко не одинок. Сейчас многим хочется «защитить» Родину (от «зомбо-ящика» или «западных наймитов»), разоблачить какого-нибудь (сервильных журналистов или новых «врагов народа»)… «Да-а-а, как-то не так пошло наше «вставание с колен», — думаю я, включая телевизор, где уже идет прямая линия с Президентом РФ Владимиром Путиным…

 

Потешные бои
Когда в далеком 1996 году я вернулся в Россию, то был, как пишет поэт Андрей Дементьев в своем известном стихотворении, «наивен, добр и чист». Любил Родину и хотел ради нее горы свернуть. Но столкнулся с тем, что слово «патриот» изрядно истрепано, выброшено и подобрано какими-то маргинальными группировками. И вообще превратилось в ругательство. Я стал думать и писать о любви к Родине демократического толка. Но такой патриотизм в грешной действительности 90-х никак не хотел формироваться. После перестроечного самобичевания в людях крепко сидело убеждение, что они живут в каком-то отсталом месте, в «этой стране»…
И вот на дворе – новая реальность. Мы «встаем с колен». Как пошутил популярный телеведущий i3Владимир Соловьев, Россия 23 года не стояла на коленях, а зашнуривала берцы. По-другому жить мы не умеем. Причем все — и ура-патриоты, и обычные люди. Поэтому на фоне противостояния на юго-востоке Украины (на неделе продолжалась антитеррористическая операция ставленников Майдана, гибли люди) не умолкали потешные сражения россиян друг с другом. Они хоть и потешные, но очень значимые – показывают, как меняется умонастроение граждан при переходе исторического Рубикона, как кристаллизуется новый российский патриотизм.
Коллеги по работе вдруг обнаруживают, что смотрят на одни и те же события по-разному. В Фейсбуке то и дело кто-то кого-то удаляет из друзей из-за позиции по Украине, идет горячее обсуждение последних событий через призму патриотизма. Вот один из примеров: «Я еще понимаю упырей, которым наворованные миллиарды сохранить нужно, а остальным людям, обыкновенным, надеющимся только на работу или пенсию – им-то зачем нужно становиться i6их стадом? Чтобы помочь сохранить то, что наворовали они для себя и своих внуков, чтобы они и их внуки могли с комфортом перемещаться по нашей красавице Земле? Разве это называется любовью к Родине?»
Опять проявляет себя депутат Госдумы Евгений Федоров (я о нем писал в прошлых заметках – это один из тех народных избранников, кто предложил привлечь Михаила Горбачева к ответственности за развал СССР и безответственно заявил, что такой шаг будет способствовать началу «национально-освободительного движения» в республиках бывшего Союза). И вот, сидя перед телекамерой в свое думском кабинете, Федоров вдруг вспоминает Виктора Цоя. Мол, сначала этот человек пел об алюминиевых огурцах, а потом неожиданно появилась знаменитая песня «Мы ждем перемен!» Депутат считает, что это не случайно — Виктор стал i4писать на остро социальные темы после общения с американцами. И вообще это не он, а кто-то в Голливуде сочинил культовое «Пе – ре- мен!» — требуют наши сердца». И делалось это для того, чтобы …развалить СССР. Такого топтания на памяти дорогого мне Виктора Цоя, иконы поколений, и в кошмарном сне представить было невозможно. Я думаю, что Виктора мы, его родные, близкие, друзья, поклонники и все, кому дороги наши идеалы, в обиду не дадим.

 

Высказали либеральную правду…
В Москве прошел «Марш правды». Я смотрел его запись на You Tube и думал, что присутствую на очень важном событии, что здесь выступает совесть нации (литературовед и историк i5Мариэтта Чудакова весьма прозрачно на это намекнула). И что именно сейчас услышу что-то значимое, открывающее мне горизонт. Что они, умные москвичи, к которым я, мальчишка из тюменской глубинки, живущий сейчас в «суровом» Челябинске, всегда относился с большим пиететом, научат меня правильно Родину любить.
Выступления, как и бывает на таких акциях, были единодушными. Естественно, особое внимание привлекла речь всенародно любимой актрисы Лии Ахеджаковой.
«Я за эти четыре месяца насмотрелась телевизора — вот так распухла голова! – эмоционально начала Лия Меджидовна. — Бендеровцы, фашисты, нацпредатели так и кишат, просто зашкаливает. Страшное дело. В жизни моей не было, чтобы с экрана федерального канала мы припугнули Америку, что превратим ее в радиоактивный пепел. Включаю другой канал, так красиво называется — Россия-24, и вот там мне говорят: «Ну, евреи, доигрались. Сами себе накликали холокост. Сами виноваты». Я думаю: «Боже ты мой, что делается». Газету беру, а там - Скойбеда. Оказывается, из нас то ли уже сделали, то ли еще будут делать абажуры. Это что касается нацпредателей. Но самое невероятное, невиданное вообще на нашей земле: я открываю газету «Известия», где один Лия Ахеджаковаиз самых крупных патриотов, безукоризненный Андраник Мигранян объясняет мне, что до 39 года Гитлер был прекрасным парнем. Он преумножал земли, он увеличивал свое народонаселение – за счет соседей, конечно. И стал настоящей гордостью немецкого народа. Правда, с 41 года, когда преумножать решил за наш счет, тут мы разочаровались жутко. Но то, что в это время, до 39-го, Гитлер уже создал и Бухенвальд, и Дахау, он забыл, бывает же такое. Ну, правда, забудешь, если у тебя родственники там не побывали. И в это же время я должна сидеть где-то на кухне, понимаете, как в прошлые годы, когда мы читали Солженицына за одну ночь. Я сейчас смотрю канал «Дождь». Мало того, что его надо глядеть только по Интернету, но еще и марафон — мы собрали денег этим замечательным журналистам на 40 дней, по-моему. Они еще могут продержаться. Замечательные журналисты! Я не знаю, где они находят деньги для Тимура Олевского, чтобы он сидел в этой Украине и оттуда говорил нам правду про фашистов и бендеровцев. И про тех, кто свои жизни положил за то, чтобы не жить в воровском, говенном государстве. Вот это вот небесная сотня! Давайте их помянем, ребята! Давайте помянем этих замечательных молодых людей, которых какая-то тварь отстреливала с крыши. Мы скоро узнаем имена тех, кто целился в глаз и сердце. Знаете, в такой же атмосфере когда-то отсюда уносил ноги великий поэт Бродский. Он не сам хотел – вытурили!»
Далее Лия Ахеджакова стала читать знаменитые стихи i6Иосифа Бродского 1972 года «Холуй трясется. Раб хохочет». «Пускай Художник, паразит/Другой пейзаж изобразит», — закончила Лия Меджидовна. «Художник-паразит – это я!» — сказала она под крики «Молодец!» и аплодисменты. И продолжила: «Я еще думаю, ребятки, что будут у нас с вами и улица Бродского, и улица Шаламова – не могу своего любимого не вспомнить». Актриса прочитала шаламовское «Меня застрелят на границе,/ Границе совести моей» и закончила свою речь словами: «Ура Шаламову!»   
Мне понравилось выступление Лии Меджидовны. Я тоже не люблю, когда государственные СМИ зомбируют людей. Говорил и говорю об этом уже много лет. Но я вижу и другое: оппозиционные средства массовой информации делают то же самое, только с другой стороны. Все-таки оппозиционность, политическая ангажированность СМИ с профессиональной точки зрения — ущербная вещь. Точна так же (только с обратным знаком) ущербна позиция средств массовой информации, продвигающих позицию власти или ангажированных бизнесом. Объясню. i7При таком подходе СМИ и журналист ищут не истину, а стараются подобрать факты так, чтобы подтвердить и провести определенную точку зрения. Или стараются непременно кого-то разоблачить. Это тоже можно приветствовать, но тогда необходимо честно говорить, что издание и журналист ищут и излагают не истину, а собирают факты и излагает их так, чтобы талантливо выразить одну из политических позиций. Поэтому многим не хочется читать ни правительственные издания, ни левые, ни правые — и так понятно, что там напишут. Это нужно только политическим активистам или просто политически озабоченным людям для укрепления своей убежденности. А нормальным людям не хочется жевать политическую жвачку, какого бы вкуса она ни была. Им хочется понимать, что происходит на самом деле, без преувеличений и преуменьшений. Тут им могут помочь только по-настоящему независимые СМИ (их, к несчастью, очень мало), которые объективны, работают в интересах всего общества, видят и показывают всю картину жизни. У них нет задачи непременно кого-то развенчивать и «мочить». Если власть делает хорошее дело, — они расскажут об этом. Если видят, что она творит что-то непотребное, то и об этом сообщат, несмотря на давление. Главное – вовремя увидеть, что власть не права. Как ни странно, но у нас не все это понимают и считают, что оппозиционность и независимость — одно и то же. Так произошло и с «Маршем правды». На нем, помимо деятелей культуры, было немало профессионалов-журналистов высокого класса, но в итоге получилось все-таки не общенациональная гуманитарная акция с участием цвета российской интеллигенции, а, скорее, политическое действо определенного толка.  
Мне кажется, организаторы «Марша правды», уважаемые представители либеральной интеллигенции, понимают, насколько верным и глубоким оказалось название их акции. Это был i8именно марш правды, а не марш истины, которую, как мне представляется, должны искать настоящие независимые СМИ (думаю, не надо объяснять, чем правда отличается от истины). Но что получилось, то получилось. Тем более что организаторы по иронии судьбы встроились не столько в западную либеральную традицию (многие из них считают, что у нас нет своих точек опоры), а в нашу национальную: именно в России всегда шел поиск справедливости и правды (слова общего корня). Вот и у либерал-интеллигентов, собравшихся на митинг, очень красивых и умных людей, тоже оказалась своя правда. Их правда лишь соприкасается с правдой государства и правдой народа (сакраментальный вопрос: «С кем вы, мастера культуры?» тут, видимо, уже неуместен), но все равно вписывается в наш политический и культурный пейзаж. Когда на прямой линии с Президентом РФ стали высказываться опасения, что либеральная площадка в России стала узкой, Владимир Путин ответил, что она и не была широкой: «Страшно далеки они от народа, но к ним надо прислушиваться. И нельзя сказать, что государство целенаправленно что-то сужает». Либеральный спектр в России есть. И, мне кажется, его наличие не должно побуждать нынешних бродских (если таковые есть) к бегству куда бы то ни было.  

 

… А жизнь гораздо сложнее
Нельзя все время играть на одной ноте, как бы красиво она ни звучала. Их, этих нот, аж семь. И в нашей грешной жизни все сложно и противоречиво. Потому, глядя на происходящее на Украине, и на то, как это преломляется в нашем сознании и в российских СМИ, мне хочется видеть все-таки не голливудский подход. Да, черно-белая картина мира по-своему интересна. Вот — одно, вот – другое, вот – хорошие парни, вот — плохие. Все ясно. И счастливы люди, которые в это верят. Вылезай, Украина снова нашаМне иногда тоже хочется такого счастья, но, к сожалению, я понимаю, что в жизни так не бывает, она многогранна и неоднозначна. Как бы ни было больно и плохо на душе, я предпочитаю слышать все-таки не мотивчик собачьего вальса, а сложную симфонию. И в ней непременно возникнет тема трагического культурного и цивилизационного расхождения украинцев (под картинкой написано: «Вылезай, Украина снова наша»). Я об этом раньше уже писал. Но вчера на прямой линии Президент РФ Владимир Путин высказался афористично: «Я не согласен с тем, что Украина — проклятая земля. Украина – многострадальная страна». И пояснил, что нацизм вырос в западной части страны. Тут есть свои исторические и прочие, связанные с ними, причины. Галиция в разные периоды входила то в Чехословакии, то в Венгрию, то в Польшу. И нигде ее жители не были полноценными гражданами. Это наложило на их национальный характер глубочайший отпечаток. i9Именно здесь кроются истоки национализма. Нам это надо понять и, если угодно, даже пожалеть этих людей… С другой стороны — центр, восток и юг Украины, корнями связанный с российским государством. В стране, собранной в советское время, так и не появилось общей идентичности. В такой ситуации украинцам (всем, и западным, и восточным) действительно сложно найти взаимопонимание.
«Где вы видели фашистов?» Видели, к сожалению. Это они оскверняют еврейские могилы, это их руки выбрасываются в характерном приветствии. Это они не желают принять русский язык и русскую (нашу общую!) культуру и вообще всю историю нашей братской совместной жизни (родные ссорятся сильнее). Наконец, это они называют нашу страну срашкой (в России, кстати, нет уничижительного названия Украины, это о многом говорит), а георгиевскую ленточку – колорадской. Наши либерал-интеллигенты не видят, что украинцы юго-востока не хотят, чтобы их назвали изгоями, существами, ватниками, маргиналами, жителями рабочих окраин. Господа, это примерно то же самое, когда члены «Единой России» называют маргиналами всех, кто высказывает что-либо альтернативное позиции партии власти.
Наши в ЗапорожьеЛибералы много чего не видят, и значительная часть украинцев просто не понимает таких «приветов» из России. Те, кто следит за происходящим, с болью в сердце рассказывают о произошедшем в Запорожье. Там группу активистов протестов окружила толпа западенцев (на снимке). Несколько часов ребят избивали, унижали, оскорбляли, но так и не заставили выполнить главное требование — встать на колени, спеть гимн Украины и сорвать с себя георгиевские ленты…
Отчаянный протест юго-востока возник из-за того, что живущих там людей не слышали майданные власти в Киеве. Не слышали их и на Западе, где вообще мало понимают место, куда они вторглись со своим уставом, и во всем видят пресловутую руку Москвы (вновь всплыла эта классика холодной войны). Но россияне (все, и власть, и самые разные граждане) в этой ситуации должны вести себя в высшей степени ответственно. Одну сторону конфликта (а точнее – людей, которые культурно и человечески россиянам более близки и понятны) наша власть и значительная часть общества могут поддерживать только ради конституционной реформы, предусматривающей большую свободу регионов и сохранение статуса русского языка. Об этом давно уже криком кричит сама жизнь. С другой стороной конфликта, которую поддерживают наши либералы, определиться i10сложнее. Кто бы из «цвета нации» ни говорил, что он на стороне всех украинцев, старается их защитить от нашего вмешательства, но по факту выходит, что человек поддерживает все-таки западенцев.
Российские либералы совершенно справедливо считают, что на Майдане были представители всех территорий Украины. Мы уже не раз подчеркивали, что люди боролись против коррумпированного режима Виктора Януковича (в выходные на площади появлялись обычные киевляне, в будни там были обученные ребята, многие – безработные из экономически неразвитых западных регионов, но не только они). Но так вышло, что плодами революции стали пользоваться только западенцы. Причем делать это они начали очень агрессивно. Создается впечатление, что люди, выходящие на «Марш правды», такой «мелочи» замечать не хотят. Они реализовывают в акциях протестах свое недовольство i13«режимом Путина». Я тоже не раз критиковал своего президента. Но мне не нравится, когда, невзирая на факты и достижения, считается хорошим тоном непременно сказать про главу государства что-то плохое. Сказал так – значит, свой. Это то же самое, что у противоположной группы – лизнуть Путина, выслужиться перед ним. Часто за этими занятиями те и другие упускают суть. На мой взгляд, и то, и другое — форма нашей несвободы, если не сказать сильнее… При таких подходах нашим просвещенным либералам очень нравится та самая черно-белая картинка, о которой мы говорили выше. Но любой здравомыслящий человек не может считать, что глава такой огромной страны делает все только плохо и авантюрно. В мире его признают политиком N1, а наши друзья знай твердят одно – режим, режим, режим… И украинско-крымская тема стала хорошим дополнением ко всем другим пунктам, которые эта политическая сила предъявляет главе государства. Ее лидеры не хотят видеть ни счастливых крымчан, ни вышеобозначенных нюансов внутриукраинской жизни. i11Оказывается, для них важнее собственное спокойствие (как сказала литературовед, издатель и лидер партии «Гражданская платформа», блистательная Ирина Прохорова на прямой линии с президентом) и буква закона (но почему-то только одного – о территориальной целостности, а не о праве наций на самоопределение). Но если либералы действительно выступают за мир, им придется вместе с теми же западенцами принять необходимость конституционной реформы, ибо главная задача всех россиян и всех украинцев — способствовать общеукраинскому диалогу, поиску согласия и мира в соседнем братском доме. Или я что-то не так понимаю?!
 
Не хватает любви и мудрости
К сожалению, на Украине нет политика, который бы авторитетно призвал к диалогу. Юлия Тимошенко раньше была человеком-войной. Сейчас мучительно ищет свою новую роль, даже знаменитую косу сняла. После утечки скандальной прослушки (где она в запальчивости призывала бросить на русских атомную бомбу) старается говорить спокойно, но от себя пока уйти не может. В Донецке начала давать протестующим обидные антропологические характеристики. i14Кандидата в президенты Олега Царева, который пытается выступать от имени юго-востока, жестоко избили. Вот такой пока там уровень «диалога».  
Как мы можем учить украинцев диалогу, если сами к этому не расположены? Нам тоже надо объединять позиции. Понимать, что среди обычных патриотов не все – жертвы пропаганды. А среди либерал-интеллигентов не все отрицают наши историко-культурные традиции и наш путь развития. На прямой линии с Президентом РФ Ирина Прохорова высказала обеспокоенность по поводу гонений на деятелей культуры, отражающих иную точку зрения. Она не согласна с тем, что их не считают патриотами. «Я не чувствую здесь какого-то особого накала, — ответил Владимир Путин.Есть борьба мотивов, точек зрения. Но за это же никого не наказывают. Все живы — здоровы, занимаются своей деятельностью. То, что встречают отпор – интеллигенция к этому не привыкла. Они считают, что излагают истину в последней инстанции. Некоторые даже желают поражения своей стране. Это тоже наша традиция. Большевики 564820_284137138375244_1904167024_nжелали поражения и довели до революции. Но я согласен: мы не должны скатиться в крайние формы борьбы, чтобы шельмовать. Это недопустимо».
Тут требуется более отстраненный от суеты и мудрый взгляд. Мне кажется, одна из немногих, кто этому сейчас соответствует – замечательная поэтесса Марина Ахмедова из Дагестана. Мы с ней познакомились в Сети после моего интервью с председателем Челябинского областного общества дагестанской культуры Ханахмедом Гюловым. Вот эти прекрасные стихи:  

О, Русь — многострадальная, родная!..
С междоусобных княжеских времён
Тебя вражда глухая раздирает
И продаёт задёшево в полон.

В аркане извиваешься не ты ли
На крупе азиатского коня?..
Не ты ли стонешь на шляхетской дыбе,
За веру муки смертные приняв?

Ах, Русь-Украйна, где твои витии,
Что смолкли разом, труся иль скорбя?..
И снова предают тебя Андрии,
И вновь Остапы гибнут за тебя.

Твоих два сына единоутробных –
Кровиночки твои – от плоти плоть…
Как в прежние века, два брата рОдных
Вражду свою не могут побороть.

Один, почуявший соблазнов запах,
Как будто зверь наивный на манок,
Опять бежит на лицемерный Запад –
Другой идёт упрямо на Восток.

А те, кому нет дела до их боли,
Злорадствуют, как встарь, из-за угла,
Над тем, что Русь так ловко раскололи,
Что через сердце трещина прошла.
Марина Ахмедова,
Махачкала

Молодец, Марина! Этот тот уровень, к которому мы все должны стремиться.

 

Патриотизм — не просто мода
Встречаясь с европейцами, я время от времени от них слышу: «Видно, что люди не готовы к демократии». А один немецкий политолог выразился в беседе со мной еще интереснее: i16«Говорить о том, что кто-то не готов к демократии – это расизм». Все это звучит как приговор и сама собой разумеющаяся истина. Многие в России на такое ведутся. Между тем, уже не раз говорилось, что демократия – это только средство. Главное — для чего она нужна? Во имя каких целей и идеалов действует? И обязательно ли плохо, нецивилизованно все другое, альтернативное такой форме общественно-политического устройства?

Ни на что не претендую, но мой личный поиск ведет к такой формуле (пока все еще сыро, но контуры проступают). На Западе — демократия. В идеале: общество выбирает власть и определяет вектор развития. Опасности: недостаточно зрелое общество может проголосовать не за того человека; на самом деле лидер впадает в зависимость от финансово-промышленных групп и влиятельной закулисы (по опросам, 58 процентов американцев не одобряют политику Барака Обамы по Украине, чьи тогда интересы выражает Президент США?) . На Востоке — культура послушания и подчинения. Если правитель просвещенный, любит страну и народ, государство может достичь многого. Но есть совершенно поразительные конструкции, как в Японии, когда авторитаризма нет, но действует эффективная система послушания и подчинения. В России-Евразии — власть и общество сотрудничают, ведут постоянный диалог во имя процветания и развития страны. Одновременно очень сильная, прочная и очень хрупкая конструкция. Все зависит от зрелости и ответственности обеих сторон. Государство будет развиваться, если: у власти оказывается достойный человек, понимающий и любящий свою страну и народ; общество не боится оппонировать власти, видит, что его слышат и понимают, поддерживает высшее руководство в разумных начинаниях.       
Мне кажется, в ходе своего общественно-государственного устройства мы начинаем выздоравливать от интеллектуальной зависимости извне, начинаем что-то о себе понимать. И сейчас многих «там», «за бугром», удивляет и настораживает появляющаяся у нас убежденность. Они видят, что мы не падаем со стула от их оценок и санкций. Так ведут себя сильные и уверенные в себе люди. Это действительно новое явление после 23 лет ученичества – в последнее время все привыкли совсем к другому: к нашей расхристанности, к тому, что мы ругаем «эту страну» и с восхищением смотрим на «цивилизованные» государства. Но россияне смогли вспомнить себя. Западникам хочется выдать это за зомбированность. Один человек из Нью-Йорка все время пишет мне какие-то странные комментарии: то называет уралвагонзаводом, то говорит о мозгах, промытых шампунем. Но в России патриотизм все настойчивее выходит из стойла, перестает быть прибежищем политических маргиналов. Об этом шла речь и на прямой линии с Президентом РФ. Все та же Ирина Прохорова говорила, что культура не должна быть служанкой идеологии. С этим никто не спорит. Художник может творить как угодно. Но сказанное i15совсем не означает, что в стране не должно быть объединяющей идеи. На прямой линии звучали также слова о том, что патриотом сейчас быть не модно. Мне кажется, это уже не так. Недавно, например, в Камеди Клаб (Comedy Club) на ура была встречена хулиганская (эротическо-патритическая) песня Семена Слепакова «Россию никто не любит». Она пошла гулять по стране и, пожалуй, дала для укрепления духа побольше, чем пропаганда иных кремлевских журналистов: тут не какие-то ухищрения, выпячивания и замалчивания, а народная стихия, все живое и настоящее. Зомби так страну не любят, они вообще ничего не любят и не помнят.
Россия вновь становится Россией, а не разномастных набором людей, оказавшихся на одной территории и идущих в разные стороны (я рад, что уже несколько месяцев по мере сил фиксирую этот переломный момент в отечественной истории). И пугаться нашей страны не надо (именно от этого страха западники расширяют НАТО до самых русских ворот, выглядит странно — окружили дом и убеждают, что действуют не против нас). Она открыта миру. Россияне хотят, чтобы их не боялись, а знали, понимали и любили (это очень зримо показала Олимпиада в Сочи). Но тут они сталкиваются с неожиданным явлением. Я, как типичный человек одной шестой части суши, долго пребывал в убежденности, что i17русская душа – это что-то высокое, не вызывающее сомнений и вопросов. А тут вдруг обнаружил, что это привычное ругательство… Поэтому с интересом выслушал мнение Президента России на последней прямой линии. Видно было, что он вместе с нами готовился к ответу на этот базовый вопрос.
- Некоторые специалисты считают, что у народа нет особенностей, что они есть только у конкретного человека,сказал Владимир Путин.Трудно с этим согласиться. Если люди вместе живут, у них не может не быть общих черт. Наша страна как пылесос втягивала в себя представителей разных этносов. Это создало мощный культурный и генный код. Он гибкий, устойчивый. Это одно из главных наших преимуществ на конкурентном поле. В их основе лежат ценностные ориентиры. Человек русского мира думает, что есть высшее моральное начало у самого человека. Он развернут вовне. Западные ценности – это человек в себе. Мерило всего – личный успех. У нас этого недостаточно. Наше общество развернуто вовне. Только у нас i18есть выражение: на миру и смерть красна. На миру – это смерть за други своя, за свой народ! За Отечество! В этом – глубокие корни нашего патриотизма. В этом — корни наших подвигов военное и мирное время. Конечно, мы менее прагматичны, но пошире, пощедрее душой. У многих народов – свои преимущества. Но это, безусловно, — наше. Нам есть, что вязать у других народов, но мы всегда опирались на свои ценности. Они нас еще никогда не подводили. Они нам еще пригодятся.
Я присоединяюсь к аплодисментам, прозвучавшим в это время в телестудии.

Теги: , , , , , ,

Добавить коментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *