Почему наши дети не любят читать классику?

Sтраница Основного Sмысла

13 января 2014 года

Почему наши дети не любят читать классику?

i

Произведения XIX века не соответствуют их образу жизни, им слишком сложно вникнуть в «интерфейс» того времени

В редакцию Гуманитарного журнала продолжают поступать материалы новых авторов. Сегодня мы публикуем размышления о том, почему современные дети не любят читать классические произведения русской литературы. Нас приятно удивило, что на эту тему решил поразмышлять челябинец Александр Щенников. Он родился и вырос в селе Старый Кумляк Пластовского района, чокончил исторический факультет ЧГПУ, стал кандидатом экономических наук, сейчас работает в адиминистрации города. Как оказалось, и человека, не занимающегося профессионально литературой, волнуют проблемы ее бытия в нашем обществе. С автором можно соглашаться или не соглашаться, но бесспорно, что у него есть собственный, довольно своеобразный ответ на вопрос, вынесенный в заголовок. Мы удовольствием предоставим слово его оппонентам. 

————————————————————————————————     

- Он совсем не хочет читать Некрасова,  – сказала соседка по подъезду, со вздохом возвращая мне книгу. Узнав, что у нас дома приличная библиотека, она иногда заглядывала, чтобы взять для своего сына произведение для чтения по школьной программе. Я разделял её возмущение, про себя ругал этого старшеклассника, ставя его в ряд своих знакомых, которые досиживали в школе оставшиеся до окончания восьмого класса учебные занятия и давно смирились с участью будущих пэтэушников. неОднако через несколько лет эта история повторилась с моим старшим сыном, который не проявлял к нашей классике должного интереса и читал книги исключительно под нажимом. Разумеется, я прилагал большие усилия к повышению его литературной образованности, причём старался всячески вызвать в сыне интерес к классическим произведениям школьной программы. Успех был незначительным. Мы с ним оживлённо беседовали о «Скупом рыцаре» Пушкина, определённый интерес вызвали «Мёртвые души» Гоголя, но, увы, это почти полный перечень книг, на которые он обратил внимание. В то же время «Война и мир» оказалась непреодолимым барьером.
После затраченных усилий у меня усиливалось лишь чувство досады и даже злости. Я пытался понять причины, размышлял об этом, и у меня появились некоторые идеи, с которыми хочется поделиться с родителями и педагогами, а может быть даже и с авторами образовательных концепций и школьных программ. Приглашаю всех к дискуссии.
Поскольку мои аргументы могут вызвать споры и непонимание, оговорюсь сразу, что не являюсь сторонником каких-либо сокращений уровня и качества гуманитарного образования. Я твёрдо убеждён в необходимости развития у молодых людей интеллектуальных способностей и критического мышления, умения отличить литературное произведение высокого уровня от бульварного романа. И не пытаюсь отрицать, что характер подростков, их морально-этические принципы необходимо формировать при помощи художественной литературы. вшНапротив, у меня есть опасения, что воспитательные процессы сейчас недостаточно эффективны именно из-за снижения интереса учеников к литературе, причём всё это происходит в общем русле снижения качества современного школьного образования. Далее речь пойдёт о том, как понять причины проблемы и наметить пути выхода из неё.
По моему мнению, проблема в том, что школьная программа, в частности, по литературе, принципиально не менялась с начала 80-х годов прошлого века, то есть с того времени, когда я был старшеклассником, а по большому счёту — с 60-х, если не с 40-х годов ХХ века. Всё это время школьники изучали одни и те же произведения Пушкина, Гоголя, лтЛьва Толстого и других классиков. Сразу подчеркну: я не против классиков и их произведений. Я делаю попытку ответить на основной вопрос: почему они не интересны современному школьнику? Конечно, можно пойти и по другому пути – объявить всех таких учеников болванами, их можно даже выгнать из школы, выпороть и т.д., но, уверяю вас, число этих болванов и даже их удельный вес будет весьма значительным. Я не раскрою большой тайны родителям и педагогам, если скажу, что многие успевающие школьники испытывают к классике очень слабый интерес, для них чтение произведений по программе — суровая необходимость.
Проблемы с взаимопониманием предыдущего поколения с последующим были всегда, чтобы в этом убедиться, можно почитать египетские папирусы или ту же русскую классику («Отцы и дети» Тургенева). тОчевидно, что образ жизни, манера поведения и мировосприятие людей со временем меняются. При этом следует учесть, что темп изменений, как это верно заметил американский социолог и футуролог Элвин Тоффлер (на снимке), стремительно возрастает. Формирование личности моего сына происходит в совершенно иных условиях, чем в моё время. Необходимо смириться с мыслью, что мы учились с ним в разные эпохи. Я рос в небольшой деревне и ещё застал то время, когда лошадь была необходимым средством для работы. Я косил сено косой, возил его домой на лошади на рыдване (сейчас необходимо делать на этом слове сноску и объяснять современному читателю, что это старинная большая карета для дальних поездок). Когда читал, скажем, «Записки охотника» Тургенева, перед моим взором представали родные поля и луга, а действия, описанные в книгах, происходили в моём сознании именно там. Мне было очень легко понять описанный Некрасовым труд крестьян или представить, как по полевой дороге мчится бричка, в которой Чичиков едет к Манилову. Удивительно, но нвосв начале 80-х годов ХХ века я был ближе к эпохе, описанной в романах XIX века, чем сын ко времени моей учёбы, хотя это промежуток времени в каких-то 30 лет. Теперь давайте попробуем объяснить современным школьникам, зачем Чичиков мотался по деревням в своей бричке, ведь эти проблемы решаются обычно с помощью социальный сетей, а пообщаться можно и по скайпу. Чтобы понять особенности жизни во время Гоголя, школьнику нужно вначале объяснить, что такое крепостное право, почему людей можно было покупать, кто такие помещики, да и многие детали из повседневного быта той эпохи требуют обширных комментариев.
Человечество в своём развитии прошло несколько эпох. Античность оставила нам огромный культурный пласт литературного наследия. Мы изучаем сейчас эти художественные произведения? Да, мифы Древней Греции и гоГомера, но в рамках истории Древнего мира. Эти произведения помогают школьнику узнать специфику мировоззрения той эпохи и служат хорошей иллюстрацией к Троянской войне, которая известна нам исключительно благодаря «Илиаде». Нам знакомы Софокл, Вергилий и Гораций, но давайте признаемся сами себе, что, несмотря на их наличие в наших домашних библиотеках, этих авторов мы не читали. Я как-то делал такую попытку, но безуспешно. Слишком непонятно их мировоззрение, а специфика сексуальных отношений отталкивает. Даже комедии Аристофана, несмотря на жанр, читать можно только с большим усилием над собой.
Средневековые сочинения издаются очень редко, преимущественно в детском изложении («Тристан и Изольда»). Этот литературный пласт также практически неизвестен современному читателю. Нет ничего и в школьной программе. Из более позднего времени ученикам известен только «Дон Кихот» Сервантеса, а я не осилил даже Петрарку и «Божественную комедию» Данте. Последняя читается трудно, поскольку автор перегрузил ад (как и рай) огромным количеством своих современников, имена которых нам совершенно ни о чём не говорят. Древнерусская литература обильна художественными произведениями, но изучаем мы несколько былин и сопи«Слово о полку Игореве», очевидно, в качестве примера, поскольку до наших дней сохранилось много произведений, причём не только этого жанра, а жизнеописания, поучения и прочее, вплоть до любовной лирики и «Хождения за три моря» Афанасия Никитина. Почему их не изучают в рамках школьной программы? Ответ банален – слишком далеко от нас та эпоха, слишком сложна и специфична манера изложения, ну и, разумеется, малопонятен современному человеку их идейно-нравственный смысл.
Но колесница истории мчится всё быстрее, отдаляя от нас эпоху Пушкина и Толстого. Уверяю вас, читатель: для современного школьника события Гражданской войны очень далёки, поэтому уже и Бабель с Булгаковым — это почти «предание о старине далёкой», несмотря на то, что в школьную программу их ввели относительно недавно. Первый вывод из сказанного: необходимо осовременить курс школьной литературы, в которой, к примеру, произведениям XIX века уделяется в два раза больше времени, чем произведениям ХХ века, который, спешу заметить, является уже веком прошлым.
Теперь изложу другой аргумент. Давайте исходить из того, что наши дети — это продукт современной эпохи, которая решительно отличается от всех предыдущих, ведь различия в образе жизни людей, их мировоззрении, манере поведения даже за последние 30 лет, на мой взгляд, выглядят впечатляющими. Многие не согласятся с моими доводами, но произведения XIX века были предназначены для людей 19вXIX века. Они, при всей художественной ценности и значимости, являлись маркетинговым продуктом, специфичным именно для той эпохи, и пользовались спросом потребителей определённого сегмента, с набором присущих им характеристик, отражающих специфическое потребительское поведение. Перейдя на экономическую терминологию, можно с уверенностью сказать, что рыночный сегмент, который представляет собой молодых людей, обучающихся в старших классах в наше время, не подходит для потребления романов XIX века по причинам, которые я назову ниже.
Темп жизни в позапрошлом веке, если оценивать его с современных позиций, отличался чрезвычайно низкой скоростью. Образованная часть общества, составлявшая его небольшую долю: помещики, интеллигенты, да и любой человек, получивший образование, располагала огромным запасом времени для досуга. В условиях полного отсутствия телевидения, радио, не говоря уже о таких вещах, как ЕОИнтернет, люди того времени долгими вечерами играли в лото и карты. Многотомные романы, по сути дела, выполняли роль телевизионных сериалов, поэтому без особого труда находили своих поклонников. Толстой и Достоевский – это лишь интеллектуальные вершины огромного айсберга литературы самого разного уровня. Эту деталь, как нечто само собой разумеющееся, отмечает Пушкин в «Евгении Онегине», описывая типичную дворянскую семью Лариных.
Необходимо признать тот факт, что чтение книг в современных семьях является достаточно редким явлением. Время досуга расходуется в основном на телевизор, который всё активнее вытесняется Интернетом. Можно наблюдать явный дисбаланс в воспитании, когда мама приходит с работы, включает телевизор и одновременно заставляет сына читать толстый роман в рамках школьной программы. Но ведь дети склонны копировать поведение, прежде всего, своих родителей.
Приведённый пример не является единственным признаком современной эпохи, которую можно назвать эпохой наших детей, или лучше назовём её наступающей эпохой, более того, отмеченный нами дисбаланс — отнюдь не новое явление. Предлагаю читателю поразмышлять и о других чертах этого нового образа жизни.
утК первой черте наступившей эпохи следует отнести качественное ускорение темпа жизни. Навестив родственников в деревне, горожане часто бывают поражены медлительности их манер поведения, неторопливости и размеренности. В противоположность этому, житель мегаполиса на работе и дома непрерывно чем-то занят, он постоянно решает какие-то вопросы, отвечает на звонки, куда-то спешит и так далее. Интернет придал темпу жизни невиданное ускорение. Современный школьник ведёт себя так же, он уже привык всё выполнять моментально, к примеру, чтобы решить ту или иную проблему, ему достаточно ввести ключевое слово в поисковике. Мы с вами уже почти разучились писать друг другу письма на бумаге, а находить нужную книгу в библиотеке нет необходимости. А сложно ли школьнику написать сочинение? Нисколько. Для этого нужны совсем иные качества: уметь найти необходимую информацию, скачать её и отформатировать. Я соглашусь, что эти условия могут убить привычку мыслить самостоятельно и умение рассуждать о прочитанном. Научить этому современная школа может, но в лучшем случае — с большим трудом.
Предлагаю читателям прочесть «Житие протопопа Аввакума» и поделиться впечатлениями. Я полагаю, что мы с вами придём примерно к общему заключению о том, что ПАличность главного героя (Аввакума) — вредная, неуживчивая и до крайности принципиальная. Этот человек ценою собственной жизни был готов отстаивать какие-то незначительные мелочи церковного обряда, которые нам, потомкам, кажутся несущественными и совершенно непонятными. Уверяю вас: наши дети подобным образом судят литературных персонажей эпохи Гражданской войны и решительно не понимают, как можно было ради идеи умирать и убивать других людей. Современное общество не нуждается ни в какой идеологии – это вторая черта наступающей эпохи. Наша правящая партия так и не смогла предложить обществу никакой внятной программы развития, основанной хоть на каких-то идейных началах. Это не удивительно, поскольку современный человек стремится «сделать деньги» и «оттянуться по полной», причём свой образ жизни и поведения он выбирает самостоятельно и без ограничений – хоть пьяные оргии, хоть бисероплетение. При этом наступающую эпоху нельзя обвинить в бесчувственности и негуманности, в качестве доказательства можно привести массу благотворительных обществ и даже обществ защиты животных.
Резюмирую сказанное. LПроизведения XIX века не соответствуют образу жизни наших детей, которым слишком сложно вникнуть в «интерфейс» того времени (в компьютерном смысле интерфейс — совокупность средств и методов, при помощи которых пользователь взаимодействует с различными, чаще всего сложными, машинами, устройствами и аппаратурой), а также правильно понять значимость и смысл многих проблем. История русской литературы, которую изучают наши дети три последних года, слишком несовременна. Сейчас мой сын в 11 классе продолжает штудировать «Войну и мир». Простите, а когда дойдёт очередь до первой половины ХХ века, до второй половины? Очевидно, никогда. Кроме того, непонятно, а почему, собственно, три последних года необходимо изучать только русскую литературу? Наши дети непременно выиграли бы в плане идейно-нравственного воспитания от произведений Э.М. Ремарка, Э. Хемингуэя. Я бы обязательно включил в школьную программу «Над пропастью во ржи» Д.Д. Сэлинджера, «Повелитель мух» У. Голдинга. Почему бы не включить в неё Р. Мерля, Мигеля де Унамуно? Давайте вместе подумаем над этой проблемой!
1383011_464712703644740_1889749585_n

 

Александр Щенников,
историк, кандидат экономических наук
Челябинск