Официальная схема преподавания литературы в школах абсурдна

Sтраница Основного Sмысла

10 марта 2014 года

Официальная схема преподавания литературы в школах абсурдна

i3

Тема чтения детьми произведений классической литературы не теряет актуальности. Недавно телепередача Первого канала «Пока все дома» побывала в гостях у оперной певицы и депутата Госдумы РФ Марии Максаковой. Ее дети начали с интересом и выражением читать стихи. Видно было, что старший мальчик делает это с полным пониманием. А младшая девочка взялась декламировать iБориса Пастернака:

«Во всем мне хочется дойти
До самой сути.
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте…»

«А что такое сердечная смута?» — спросил ведущий Тимур Кизяков. Девочка смутилась, а мама пояснила, что это у детей соревновательный момент, дочка намерено взяла стихотворение посложнее, чтобы «обойти» брата. Тем не менее, малышка прочитала знаменитые строки хорошо, пройдет время и она поймет, что такое сердечная смута и многое другое. Этот пример лишний раз говорит о непреходящем значении классической литературы, о том, как умело и бережно ее надо преподавать входящим в жизнь. Об этом же говорят отклики, поступающие в редакцию i2Гуманитарного  журнала после публикации материала челябинца, кандидата экономических наук Александра Щенникова «Почему наши дети не любят читать классику?», опубликованного 13 января 2014 года. «Произведения XIX века не соответствуют их образу жизни, им слишком сложно вникнуть в «интерфейс» того времени», — писал Александр Щенников. Первая подборка отзывов «Мы научим детей читать и заботиться о планете» была  опубликована 20 января 2014 года. Один из авторов, доктор филологических наук, профессор ЧелГУ Марина Загидуллина, отмечала: «Новые способы тиражирования произведений искусства и их внутреннего смысла сегодня легче даются новым поколениям, чем «книжным» (будь то сериал, кинофильм, Интернет-мем и т. п.). Но все равно, даже не читая, нация остается «приобщенной» к своим великим текстам («я не читал, но я знаю, что такая книга есть»). Это тоже способ консолидации». Сегодня мы продолжаем дискуссию. Слово попросил председатель правления Челябинской областной организации Союза писателей России Олег Павлов.
—————————————————————————————————

Многие ли из нас могут похвалиться тем, что вынесли из школы в жизнь любовь к литературе и i4чтению вообще? «Нас мало, избранных…» Редко кому повезло, что в школьной жизни им повстречался преподаватель, настолько увлеченный своим предметом, что смог ненавязчиво привить это своим воспитанникам. И, как правило, такой преподаватель намеренно отступал от школьной программы, внося в темы уроков творчество, строя преподавание не по узаконенной министерством схеме.
Все дело в том, что официальная схема преподавания литературы в школах с советских времен вплоть до наших, новорусских, совершенно абсурдна.
Ну, понятно еще в СССР, в угоду идеологии, был подобран перечень авторов, соответствующих постулату «партийности литературы». Мало того, даже эти авторы были представлены узко, выбор изучаемых произведений опять же строился на принципе классовой платформы.
Но главная беда даже не в этом! i5Вся хитрость (и троечники в СССР это быстро раскусили), что сами произведения, оказывается, можно было и не читать! Достаточно вызубрить абзац из учебника, где ученикам уже приготовили готовую (и единственно верную) трактовку произведения или взгляд на творчество автора вообще. Получается, что детей учили не литературе, а некому псевдолитературоведению, когда каждый «слышал звон», да не знает его первоисточника. Разве это не абсурд?
Сегодня программы по литературе значительно изменились, появились авторы, ранее забытые, уделено внимание славянской мифологии и устному народному творчеству. Но, к сожалению, в большинстве школ и сейчас действует та же система лжепреподавания. Зачастую новые темы пробрасываются, пролистываются, и все идет по накатанной колее.
Сегодня, слава Богу, решили вернуть в школу отнятые прежним руководством у литературы часы. Но добавлением или сокращением часов на литературу дело не поправить. Надо в принципе изменить курс обучения. Не навязывать детям готовую жвачку мнений «ученых с кандидатами», а просто-напросто читать первоисточники. То есть, просто использовать отведенные часы для чтения хороших книг. Причем таких хороших, и так читать, чтобы детям захотелось дочитать оставшееся самим, чтобы они побежали в библиотеки или потянулись к домашней полке с книгами.
i6В США, например, в условиях резервации, индейские учителя читают и рассказывают детям свою мифологию, сказки, разучивают народные песни. Так они стараются сохранить самобытность своих племен, свою культуру и историю, свое лицо, наконец.
Я не хочу сказать, что россияне находятся в резервации, но определенные факты агрессии западной (в первую очередь американской) массовой культуры ни для кого из нас не секрет. Ими в основном захвачен кинорынок, музыкальные и даже литературные вкусы детей и юношества они также стараются перековать на свой манер. Я уже не говорю о лавине бездуховных компьютерных игр, об огромной прозападной территории телевидения. И прочая, прочая, прочая…
i7Уверен, что в этих условиях надо срочно выкинуть на свалку истории все учебники (подчеркиваю: не литературы, а псевдолитературоведения)! Надо выпустить хорошие хрестоматии, где была бы информация об авторах и их лучшие произведения. И просто читать, читать, читать! В конце урока можно и обсудить прочитанное, но не по принципу пионерского диспута, где присутствует лишь одна верная точка зрения – пионервожатого, а обсудить по-настоящему, искренне, чтобы дети учились мыслить.
И еще одно. Я абсолютно убежден, что детей надо знакомить с литературой в соответствии с их возрастом, чтобы в первую очередь им было интересно. В самом деле, не приходит же нам в голову читать своим трехлетним детям, например, Голявкина, а пятилетним – Грина. Так почему же с пятого класса школьников пичкают почти лишь взрослыми авторами из русской классики, в то время как им было бы ближе и понятнее творчество Кассиля, Крапивина, того же Гайдара?
Не здесь ли закладывается «послешкольный синдром» почти поголовной нелюбви к русской классической литературе, когда ее навязывают без учета возраста и интересов? i8До русской классики надо дорасти, придти к ней, быть готовым к ее восприятию. Зачастую люди приходят к ней только в зрелом возрасте. Школа же должна, конечно, дозировано, в соответствии с возрастом, знакомить с лучшими писателями России, рассказывать о них, зачитывать фрагменты их произведений, но не давить на подростков непосильным для них «полноценным» изучением Чехова, Тургенева, Достоевского… «Евгения Онегина» надо читать как можно позже!..
Главная задача школьного учителя литературы, на мой взгляд, — приобщить детей к чтению, влюбить их в книгу, развить их дух и интеллект. Ибо только человек читающий соответствует понятию «человек разумный».
Павлов

 

Олег Павлов,
председатель правления Челябинского областного отделения Союза писателей России