Sтраница Основного Sмысла

20 января 2014 года

Мы научим детей читать и заботиться о своей планете

i (5)

Подписчики Гуманитарного журнала обсуждают статью «Почему наши дети не любят читать классику?»

 

 13 января 2014 года Гуманитарный журнал опубликовал полемический материал челябинского историка, кандидата экономических наук Александра Щенникова «Почему наши дети не любят читать классику?» «Произведения XIX века не соответствуют их образу жизни, им слишком сложно вникнуть в «интерфейс» того времени», — писал автор. Как мы и предполагали, эти размышления вызвали немало читательских откликов. Публикуем мнения, поступившие первыми.    

———————————————————————————————————————————-

 

Чупина

 

Ольга Чупина, врач, Тюмень:

- Вспомните себя в школьные годы, когда надо было читать «Войну и мир». Кто ТОГДА прочитал все тома этого произведения, да еще с интересом? Было бы любопытно посмотреть на этого человека.

 

 

Павлов

 

Олег Павлов, поэт, режиссер, председатель правления Челябинской организации Союза писателей России:

 - В школе надо изучать то, что соответствует детям. Какая «Война и мир» 16-летним подросткам?! Это они изучат в институте, кто туда пойдет. Вообще на уроках литературы надо не изучать, а читать. Читать хорошие книги, чтобы дети их слушали. И это будет замечательно!

 

Тинька

 

Элина Галахова, музыкальный педагог, Санкт-Петербург:

 - У нас в средних классах была удивительная учительница русского языка и литературы. Пока другие педагоги заставляли против воли штудировать материал и изнуряли нас бесконечными проверочными работами, она читала вслух «Маленького принца». В классе царил покой, гармония. На её уроки мы бежали вприпрыжку не потому, что нет домашних заданий, а потому, что будет встреча с чем-то неожиданно прекрасным… Мы чувствовали любовь педагога к нам и литературе, и хотелось порадовать её и прочесть как можно больше.

iМне кажется, что, несмотря на меняющийся «интерфейс», отношения между людьми и проблемы, связанные с этим, не меняются… Чтобы понять суть этих проблем, необходим жизненный опыт, определённая личностная зрелость, которой у ребёнка пока нет. Нет и интереса разбираться в этих хитросплетениях.

 

 

 

Макина

 

Мария Макина, заслуженный учитель Российской Федерации, Челябинск, лицей N102:

- Последние 20 лет основная масса школьников не читает классическую литературу. Причины нужно искать в семье, школе и обществе. В современном мире меняются поведение, стиль и образ жизни человека, восприятие окружающей действительности стало другим, и процесс этот продолжается. На смену книгам и телевизору пришли компьютеры, планшеты, Интернет. В часы досуга родители наших учеников, как и все вокруг, много общаются с помощью различных гаджетов, отвечают на звонки и письма, куда-то спешат. Если родители, кроме новостей на федеральных и региональных каналах, ничего больше не смотрят и не нацеливают детей, например, на развивающие программы из серии i (1)«Академия» или «Музейные тайны» на канале «Культура», вряд ли они будут читать «Войну и мир». Поэтому наши ученики не ищут ответы на волнующие вопросы в книгах, гораздо легче обратиться с вопросом в Яндекс или любую другую поисковую систему.   

Но мои ученики и их родители читают литературу. На уроке должно быть интересно. Если ученик плохо подготовлен, он не сможет участвовать в обсуждении произведений, будет чувствовать себя некомфортно. Именно этого состояния дети и боятся. Они знают, что я их обязательно спрошу на уроке. И если они не смогут работать со всем классом, то почувствуют себя за чертой дискуссии, а это ой как неприятно! Так что многое действительно зависит от учителя, от построения занятия. Но мы должны говорить не только о чтении классики, а вообще о чтении. К примеру, ученики 31-го лицея Челябинска хорошо осведомлены о новейшей литературе, потому что у них в лицее бывают современные писатели, деятели культуры, науки, известные педагоги. Лицеисты из первых рук получают свежие знания, знают в лицо Дмитрия Быкова, i (2)Майю Кучерскую, Евгения Водолазкина, Сергея Волкова, Захара Прилепина и многих других. Гости лицея сумели  заинтересовать детей, и ребята прочитали этих авторов и, конечно же, не забыли классику. Знания лицеистов гораздо шире общепринятых. Если же ничего не делать, а учить детей только в рамках современной программы, где на уроки литературы отведено два часа в неделю и произведения можно изучать схематично, то никогда не воспитается привычка мыслить самостоятельно, никогда не выработается умение рассуждать о прочитанном и понимать сложности окружающего мира.

 

Загидуллина

 

Марина Загидуллина, доктор филологических наук, профессор Челябинского государственного университета:

- Спасибо Александру Щенникову за отличную статью, глубокие мысли и тонкое понимание перемен. Есть несколько принципиальных но. Читают сейчас не меньше, а больше, чем раньше, просто выбор стал неизмеримо шире. В Интернете скачивание книг идет на тысячи тысяч, и это новый способ «тиражирования». Классика в этом ряду стоит на том месте, где и положено, – цементирует национальное айдентити, без этого никуда. У ваших детейi (3) острая потребность взаимопонимания с родителями придет тогда, когда свои дети дорастут до 20. Классику читали и будут читать в более старшем возрасте – школьное чтение было «из-под-палочным» и в 80-е, и в те же 60-е, и раньше. Школа есть школа – и это отдельный разговор (правильнее говорить о харизматичных словесниках и бездарных ремесленниках – и что же такого? Так было всегда).

Новые способы тиражирования произведений искусства и их внутреннего смысла сегодня легче даются новым поколениям, чем «книжным» (будь то сериал, кинофильм, Интернет-мем и т. п.). Но все равно, даже не читая, нация остается «приобщенной» к своим великим текстам («я не читал, но я знаю, что такая книга есть»). Это тоже способ консолидации. О том, что Толстой и dostoevskyДостоевский уже вряд ли будут вымещены новыми авторами (как ушли из программы Афанасий Никитин и Сергий Радонежский в конце XIX века), не приходится даже предполагать – это тот круг имен, что формировал «банк общественного самосознания», а для России это именно XIX век. Что будет именно так, показывает социальный опыт более старших литератур – французской, итальянской, английской. Но мысль о том, что «код» нового поколения иной, чем код поколения «эпохи Гуттенберга», – правильная. Иной – не значит хуже (или лучше). Просто иной. И дело не в отчуждении, а в мембранности поколений – подчиняясь разным кодам и «не считывая» друг друга напрямую, они не могут существовать друг без друга, спаянные бессознательными связями. Так что главное – идею – прочтут, поймут и примут – своими путями и своими способами.

А когда говорят, что идеология не нужна, то это, возможно, какое-то узкое понимание слова. Идеология неизбежна – это видение будущего, куда и зачем идти и на какой алтарь класть жизнь. Без мысли о будущем нет настоящего, а значит, наше настоящее насквозь идеологично. И уж если классика эпохи становления национального сознания на все лады повторяла мысль о самопожертвовании и народном благе, то нам никуда от этих вечных императивов и не деться…

——————————————