Интервью «Нашей газете» (Костанай)

Материалы СМИ, мнения

24 апреля 2008 года

Интервью «Нашей газете» (Костанай)

Свобода прессы — естественная вещь

Заместитель главного редактора «Челябинского рабочего» — о современной журналистике

Лев Лузин — это имя и сейчас прекрасно помнят костанайские журналисты и читатели. Он работал в Костанае в девяностых, когда понятие «свобода слова» было ново, когда журналисты только искали себя в изменившемся обществе и свежий ветер пермен сдувал пыль с газетных подшивок. Сейчас он — у руля крупнейшего челябинского издания, которое в апреле отмечает свой столетний юбилей.

О газетах, хороших и разных

- Лев, ты уезжал с опытом руководителя маленькой, ручной газеты с вполне советским менеджментом. Каково пришлось в большой газете с традициями?

— Я не считал газету «Кустанай» «маленькой и ручной». Многие наши материалы имели большой общественный резонанс. Мы всегда подчеркивали, что газета, финансирующаяся из городского бюджета, это не рупор местных властей, а издание всех горожан, выплачивающих налоги. Я относился к «Кустанаю», как к своему ребенку, которого надо было научить ходить, говорить и ориентироваться в жизни. На советской организационной основе, которую создали в 1990 году Алексей Зайцев и Якуб Зиннатович Шакиров, мы с Гульнар Асанбаевой старались выстроить что-то более современное. Формы работы вырабатывали буквально на ходу. Периодически устраивали «мозговые штурмы» и вообще любили все обсуждать, планировать и писать коллективно. Позже, уже в России, я не раз бывал на курсах газетного менеджмента, и в какой-то момент поймал себя на мысли, что к популярной сейчас на Западе и отчасти в РФ командной работе редакции мы интуитивно шли в газете «Кустанай».

- Что больше всего удивило в новой работе?

— Удивила некая отстраненность редакции от социальной боли. Ее руководство говорило: «Издание газеты — это бизнес». Сотрудники гордились: «Мы независимые, мы ни за кого» — и уходили от оценки событий. В итоге газета становилась маргинальной, у нее не было общественной миссии, журналисты как бы висели над землей на воздушном шаре. При этом у «Челябинского рабочего» была прекрасная школа поиска и подачи новостей. В «Кустанае» мы считали новостью каждую маленькую заметку. Мне едва ли не заново пришлось учиться ориентироваться в бурном потоке событий, искать информационные поводы, отбирать то, что действительно интересно читателям, и быстро все писать — газета выходит каждый день! Появился репортерский азарт. В 1997 году было покушение на известного предпринимателя Григория Фишера. Я был единственным журналистом, который проник в его больничную палату. Такое писалось и читалось на одном дыхании. Мне потом говорили: «Так это вы писали про Фишера?!»

- Какое российское издание для тебя сегодня — образец для подражания?

— Уже не хочется подражать. У всех есть свои плюсы и минусы. Самая серьезная, точная и ответственная — ежедневная газета «Ведомости». А вот если кто-то захочет издавать скандальную желтую газету, то он может смело копировать «Жизнь». У желающих делать глянцевые журналы тоже много хороших образцов для подражания. Российские издатели и журналисты лучше преуспели в этих нишах. А тиражи качественной прессы неуклонно уменьшаются. Стремясь переломить эту тенденцию, «владельцы заводов, газет, пароходов» заставляют их потихоньку желтеть и обульвариваться. «Известия» несколько лет назад понесло в эту сторону, «Труд» недавно провел ребрендинг. Такие шаги вряд ли добавят уважаемым газетам читательской аудитории. Но еще опаснее то, что в таких перетрясках качественная пресса утрачивает свои особые видовые черты.

Об отношениях с властью

- Кормится ли «ЧР» от госзаказа, и если да, то какой частью своего бюджета обязан ему?

— «ЧР» — это один из самых удачных в России примеров трансформации регионального партийно-советского издания в современную ежедневную газету. Раньше она была частью государственного управленческого механизма. Сейчас у нас с властями партнерское взаимодействие. В области все знают, что губернатор Петр Сумин начинает свой день с чтения нашей газеты. Бывает, он на своих аппаратных совещаниях раздает поручения после публикаций в «Челябинском рабочем». Недавно мы рассказали о сомнительных свадебных услугах в органном зале, который входит в систему областной филармонии. Глава региона поручил министру финансов проверить, как вообще бюджетные организации оказывают платные услуги. Естественно, администрация области размещает у нас материалы на платной основе. Для редакции это существенные деньги, но не основные: главный доход идет от рекламы и реализации наших газет через подписку и в розницу.

- Что за это власти требуют? Лазят ли под кожу и пытаются ли строить?

— Нам удалось так выстроить отношения, что какие-то требования со стороны власти и вообще «неприличные» отношения просто исключены. Чиновники и депутаты знают, что мы всегда донесем до общества социально-значимую информацию, и не будем смещать акценты, тянуть одеяло в ту или иную сторону. Знают они и то, что, если возникнет необходимость, мы всегда скажем правду о происходящем в области. Такой уровень взаимодействия властей и независимой прессы есть не в каждой области. Мы это понимаем и ценим.

- Что вообще ты думаешь о свободе прессы? Согласен ли, что в России в последнее время с этим сильно похудшело? У нас сегодня, если склонен к критическому взгляду на происходящее — ты уже оппозиционер. Если пишешь о том, о чем другие молчат — значит желтая пресса. Тебе это знакомо?

— Свобода прессы — это естественная вещь для гражданского общества. Когда нам раньше пытались сказать, что о том-то и том-то лучше не писать, мы отвечали, что для газеты говорить правду — то же, что для человека дышать. Свобода слова возможна, если ее хотят общество, издатели, журналисты и власть, нравится ей это или нет. К сожалению, тут в России много проблем. Общество еще не достигло такой степени зрелости, организованности, чтобы от него исходил заказ на объективную информацию. Люди привыкли к тому, чем их долго кормили и кормят, и не подозревают, что может быть что-то другое… Понижение спроса на качественную прессу — это мировая тенденция, но от понимания этого не легче. Наши издатели предпочитают печатать то, что дает хороший доход: еженедельные таблоиды, желтые издания, глянцевые гламурные журналы. А если кто-то из олигархов покупает качественную газету, она ему нужна для пиара, расширения своего влияния. А сами журналисты в очень редких случаях могут издавать газету, быть ее менеджерами. Оно и неудивительно: у них другие способности и задачи. К сожалению, многим из коллег нравится кому-то служить, писать джинсу, откровенную заказуху. Некоторые молодые журналисты думают, что это и есть наша профессия…

Что касается власти, то о ее взаимоотношениях со СМИ образно рассказал президент Владимир Путин. Сначала он намекнул, что пресса — это женщина, а власть — мужчина. Он все время настойчиво за ней ухаживает, она сопротивляется, ну, а если уступила, то разговор уже другой. Потом глава государства сказал прямо, без образов: журналисты либо служат власти, либо борются с ней. Эти чисто русские крайности неизбежны, когда власть хочет не информировать людей, а что-то им внушать, зомбировать население. Что, собственно, и происходит на главных федеральных каналах России, там практически одна точка зрения, а если и появляется иная, то в какой-то игровой, утрированной форме, что принижает смысл сказанного. В Москве и регионах есть независимые издания, власть относится к ним спокойно, поскольку их влияние из-за ограниченности тиража не так велико, как у телевидения, стратегического информационного ресурса.

Мне хотелось бы услышать от президента простые слова: власть и пресса должны сотрудничать в интересах общества. Тут необходимо принципиально понимать, что независимая газета — не значит оппозиционная. Оппозиция — это необходимый демократический институт, только у нас в СНГ он наполняется ненужными эмоциями и страстями.

О времени и о себе

- О семье. Чем радует, чем, может, огорчает?

— Семья — главное мое достижение. Жена Софья, она из Джетыгары, — пожалуй, лучший рекламный менеджер Челябинска. Старшая дочь Элина учится в Уральской консерватории (Екатеринбург), она музыковед, очень любит свое дело. Младшая Аида — студентка журфака ЧелГУ, почти год прожила в Америке, встретила там своего молодого человека из… Екатеринбурга. После возвращения стала гораздо лучше относиться к России.

- Чем занимаешься в свободное от работы время?

— Как всякий кустанаец (а я называю себя кустанайским челябинцем) люблю посидеть за столом в хорошей компании. В особо тесной и душевной могу даже спеть под гитару. Потихоньку «подкачиваюсь» и много хожу по улицам. Люблю путешествовать, осматривать достопримечательности, покупать сувениры. Собираю фигурки животных и людей из разных городов и стран. Их уже ставить некуда. А вообще отдыхать особо некогда…

- Твой личный статус и твой уровень жизни. Квартира? Марка машины? Костюмы от кого носишь?

— Я одновременно акционер, издатель и газетный менеджер. Доход нормальный, позволяет удовлетворить основные потребности. Дивиденды мы себе начисляем, но не выплачиваем — вкладываем в развитие. Купили новый офис прошлым летом, наконец, довели его до ума и переехали. Самое забавное в том, что новое редакционное помещение находится в доме, где я живу. Это хороший, так называемый элитный дом в центре Челябинска, на улице Пушкина. У нас трехкомнатная квартира. К стыду своему, до сих пор не умею водить машину. Недавно понял, что жить без личного автомобиля уже просто неприлично. Буду исправляться. Костюмы ношу европейские, ни от кого, главное, чтобы сидели хорошо.

- А на чем душой отдыхаешь?

— В последнее время люблю готовить. Люблю слушать музыку: классику рока — Pink Floyd, Led Zeppelin, Deep perple, Uriah Heep, Queen; этническую музыку разных стран — сильнее всего поют о любви мексиканские и армянские женщины. В июне 2006 года на Всемирном конгрессе русской прессы в Астане перед нами выступила группа (забыл название), которая соединила казахские кюи с роком. Это нечто бесподобное! Долго потом искал диски этой группы, но в Казахстане они почему-то не продаются. А в последнее время переслушал советские ВИА 70-х. Может, это ностальгия.

Из досье «НГ»

Лев Лузин родился 1 августа 1962 года в селе Назарово Тюменской области. После школы работал весовщиком в совхозе, художественным руководителем сельского Дома культуры, фотокорреспондентом, корреспондентом районной газеты. В 1985 году окончил факультет журналистики Уральского университета (Свердловск), по распределению приехал в Кустанай. Работал корреспондентом, заведующим отделом в «Ленинском пути», главным редактором газеты «Кустанай». С октября 1996 года — в «Челябинском рабочем». С 1999 года — заместитель главного редактора, совладелец ЗАО «ЧР-Менеджер», издающего «Челябинский рабочий», «Тумбу», «Урожайную газету». Лауреат трех премий Союза журналистов России, победитель Всероссийского конкурса под эгидой Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев. Заслуженный работник культуры РФ.

(«Наша газета», Костанай, 24 апреля 2008 г.)

Теги: ,

Добавить коментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *