Преодоление страха пятого пункта

Мой дневник

7 февраля 2015 года

Преодоление страха пятого пункта

На этой неделе сенатор Жанна Иванова предложила вернуть в паспорта россиян строку «Национальность». Она внесла в Госдуму РФ 96473A57-6932-4C37-A28B-14853807C10D_w527_sсоответствующий законопроект. Я не знаю, почему представитель Сахалина в Совете Федерации обратила внимание на бытие этносов (раньше эта активная женщина не «засвечивалась» на ниве национальной политики), но ее предложение заслуживает самого серьезного внимания. Россия, наконец-то, начинает преодолевать страх пятого пункта, доставшийся ей от СССР. Многие в советской стране обожглись на этой графе, но, отменяя ее, российские реформаторы вместе с водой выплеснули и ребенка… 

 

Коварство пятой графы

Пятая графа, пятый пункт — известные выражения, они появились, когда в документах стали указывать национальность гражданина. В Советском Союзе в паспорте и других бумагах, удостоверяющих личность, обязательно обозначалась этническая принадлежность. В школьных классных журналах была страница «Национальность», как правило, ребенка записывали по отцу. Официально свой этнос гражданин определял в 16 лет, при получении паспорта. Обычно он выбирал по родителю мужского пола. Если национальность была «сомнительной» (еврей, немец, крымский татарин и т. д.), молодые люди идентифицировались по матери как русские, украинцы, белорусы и прочие «благонадежные». При этом человек мог определять этническую принадлежность только из числа официально признанных народов, живущих в СССР. В паспортах не могло быть ни ассирийцев, ни бразильцев, ни прочих иностранцев. 

Представители разных народов могут рассказать массу историй, которые свидетельствуют, как пятый пункт мешал им жить. Он возникал при поступлении в вузы и аспирантуры, при приеме на работу и карьерном продвижении, от него зависели получение наград и поездки за границу. По негласным правилам евреев не принимали в институт международных отношений (а после «дела врачей» была дискриминация специалистов этой национальности едва ли не во всех сферах жизни), корейцев не назначали на руководящие должности в государственных структурах и т.д.

Все знают об ужасных депортациях по национальному признаку. Старшее поколение помнит ироническое выражение «инвалид пятой группы». То и дело слышалось слово «нацмен» — сокращенное от «национальное меньшинство», чаще его использовали thumb_16436_news_billboardприменительно к отдельно взятым людям. Например, башкир (на снимке) и татар, веками живущих на Урале, называли нацменами, а гораздо позже переселившихся в наш край украинцев и белорусов к ним не относили. В детстве я долго считал, что вторая часть слова – мен – обозначает не меньшинство, а мужчину, человека, то есть нацмен – это мужчина, человек такой-то национальности.

Все эти странные правила и социально-политические парадоксы сглаживало неформальное общение людей разных национальностей, помогало их интуитивное ощущение общности истории и культуры. При всех своих издержках пятая графа не разобщала народы. Несмотря на обидные слова в быту (их может сходу вспомнить каждый из нас), отношение к жителям союзных республик и нацменам было добрым: природная расположенность к представителям иных этносов, общие ценности и любовь без красивых слов делали свое великое дело.

 

Графу отменили, но страсти не улеглись

В перестроечные годы пятую графу продолжали воспринимать как страшилку, как пережиток тоталитарного прошлого. И «на волне демократических реформ» ее, как и многие другие вещи, отменили. При этом у людей разных национальностей никто ничего не спрашивал.

193315131Новый расклад породил новые спекуляции. Политикам и политиканам захотелось в предвыборных целях «порешать» национальный вопрос. Какое-то время назад лидер КПРФ Геннадий Зюганов выступил с той же инициативой, что сейчас сенатор Жанна Иванова: внести в паспорт российского гражданина графу «Национальность». И получил по полной программе.

В передаче «Поединок» на телеканале «Россия 1» с ним «расправилась» великолепная Ирина Хакамада. Отвечая на ее точные и конкретные вопросы, Геннадий Андреевич не смог толком объяснить, «зачем нужна такая этническая маркировка». Он лишь твердил штампованное: «Русский народ освоил такие большие территории, объединил столько народов», «русский народ вынес на себе все тяготы войны с Гитлером, недаром Сталин поднял тост за русский народ». Все это выглядело странно. В заявке лидера КПРФ главное совсем не то, о чем он говорил, отвечая на вопросы оппонента. За неумение объяснить истинные мотивы своих действий ему досталось не только от Ирины Хакамады, но и от либеральной прессы. Вот что писал об инициативе Зюганова один талантливый публицист: «Будучи большим ученым, крупным философом, он должен понимать, что гордое чувство принадлежности к 81337218_y_7464b0b2какой-либо этнической общности — это глубоко личное самоощущение, и оно не может быть удостоверено никакой гербовой печатью. Запись в паспорте будет знаком той или иной идентичности, но не самой идентичностью».

Автор на этом не успокоился и продолжил гвоздить Зюганова: «Понятно, что в наше время, если коммунистам удастся узаконить пятый пункт, он будет направлен своим острием против другого «неблагонадежного народа», даже народов — против кавказцев. Иными словами, графа «национальность» в паспорте — это такая слегка легализованная форма бархатной ксенофобии… У нас нынче складывается такая электоральная конъюнктура, что велик соблазн что-то позаимствовать у этнических националистов. «Левада-центр» фиксирует, что симпатии населения к националистам с 25 процентов в сентябре 2002 года возросли до 47 процентов в сентябре 2011. Данные из закрытого социологического опроса, заказанного мэрией Москвы, свидетельствуют: 35 процентов жителей столицы в той или иной мере поддерживают националистов. А тут еще праздник национального единства, ставший удобным поводом для возбуждения и выплеска националистических настроений на улицы городов и экраны телевизоров».

Читаю эти строки и снова вижу, что лидера КПРФ отчихвостили совсем не за то, что подразумевает его предложение. Геннадия Андреевича поставили рядом с чуждыми ему мыслями и намерениями…

Russian ultra-nationalists march during a demonstration on the outskirts of MoscowНационального вопроса и пятой графы касались и касаются деятели всех уголков политического спектра. Больше всего, конечно, националисты и экстремисты — разумеется, со своих позиций. Их и слышно громче всех. К сожалению, именно они определяют отношение к этой теме других обитателей политической поляны и обычных людей. И воспроизводят страх пятого пункта уже на новом витке развития. Видя их грозный вид и слушая речи, оппоненты невольно начинают думать, что все, кто в той или иной форме поднимают национальный вопрос, обязательно сторонники каких-то крайностей. Националисты так «раскрепощаются», что лозунг Владимира Жириновского «Мы — за бедных, мы – за русских» на их фоне может показаться самым безобидным.

Ксенофобы всем надоели, и как только кто-то произносит слово «национальный», «национальность», в том числе вполне себе системный и респектабельный Геннадий Зюганов, он тут же вступает на минное поле. Многие автоматически считают, что это националист, как правило – русский националист. Или безответственный политик, желающий подыграть этой части электората. 123_0Пережитки и предубеждения настолько сильны, что затмевают детали и уводят в сторону от сути. Критики начинают самозабвенно токовать совсем не о том, что на самом деле содержится в предложении оппонента. Увлекшись борьбой за демократию и свободу, они делают заключения, имеющие мало общего с реальной жизнью. И самое главное — их оценочные суждения ничего не дают для сохранения и развития национальных культур. В пылу политизированной полемики человека, любящего свой народ, оберегающего национальную культуру, записывают в этнические националисты. А проявление уважения и любви к народам России, желание посодействовать развитию их культуры воспринимается как заигрывание, повод для выплеска националистических настроений…

 

Деэтнизация населения

Отмену пятого пункта в первую очередь связывали с дискриминационной политикой по отношению к евреям, с антисемитизмом при Сталине и после его смерти. Но это было достаточно давно, новое поколение уже мало что помнит. Понятно, что какие-то рудименты того времени в нашем сознании и отношениях между людьми остались, но все это — в «пределах статистической погрешности». Если не брать в расчет записных националистов и ксенофобов (а их, несмотря на весь шум, не так уж много, и они заведомые маргиналы), можно сказать, что от того времени у нас сохранились только смешные анекдоты про евреев (как и про 2800представителей других народов исторической России), которые любят рассказывать сами дети Моисея, да безобидные шутки и неуместное бытовое «гадание» — является тот или иной имярек евреем или нет. У подавляющего большинства людей к детям Моисея хорошее, дружеское отношение, они признают их ум и многочисленные таланты. Тем не менее, в годы формирования «новой России» с пресловутым «пунктом» решили расквитаться. То есть зло, что было в прошлом, решили побороть …исправлением современной, пусть сложной, но вполне нормальной ситуации.

Ученые люди говорят, что ликвидация пятой графы выполнила свою задачу, и проблему антисемитизма удалось одолеть «полностью и окончательно». Но они не говорят о другом — о том, что, решая одну задачу, либеральные революционеры породили новые.

Реформаторство совпало с глобализацией, навязывающей всему миру стандарты и правила жизни западной цивилизации. Все бы ничего, но процесс этот несет не только экономическую, социальную, политическую, но и культурную унификацию, прежде всего – унификацию национальной img5самобытности. Отмена пятой графы была для глобалистов очень кстати. Да, в советской стране многие на ней обожглись, и запрет опостылевшего «пятого элемента» был продиктован желанием прийти к свободе. Но получилось другое. Отменяя пятую графу, российские реформаторы вместе с водой выплеснули и ребенка…

Национальность — основополагающая часть самоидентификации человека. Это его культурный, нравственный корень. Вычеркивая его из документов, государство не то чтобы отнимает, но принижает значимость этнической принадлежности человека. Оно как бы намекает гражданину, что для него это не очень важно. Отменив пятую графу, государство подчеркнуло, что ему хочется иметь дело не с цветущей сложностью, а с обезличенной массой… 

У национальных культур и так хватает проблем, пару десятилетий назад, когда отменяли пятую графу, к ним добавили еще одну. Далеко не все представляют беды современного бытия народов России. Воспитание национальной культуры должно начинаться с детского сада и продолжаться в школе. Но сейчас ребята разных этносов не имеют возможности учить свой родной язык. По сути, идет процесс деэтнизации населения. Ликвидация графы «Национальность» его только усилила и ускорила.

Непривычное для нашей страны отсутствие в документах национальной принадлежности означает, что человек безразличен к своему этническому происхождению, к национальной культуре, к родному языку, а то и стыдится их. Но это не так! Как раз наоборот! Люди не хотят мириться с тем, что власти отобрали у них право называться своим национальным именем в официальных документах. Представители народов monoculture_129265не хотят терять своих корней, забывать традиции, не хотят по американскому примеру «переплавляться» в одном безликом котле. И маркировка в паспорте для народов России — это гарантия уважения государства и общества. Это гарантия, что будет сохраняться национальная самобытность, уникальная культура и история. Вкусив пластмассовую безвкусицу глобализации, нацмены (и не только они) все больше и больше тяготеют к своему. Они начинают сопротивляться, повсеместно идет процесс усиления этнической идентичности. Опросы показывают, что более половины россиян хотели бы вернуть в свои удостоверения личности отметку об этнической принадлежности. А Жители Татарстана и Башкортостана уже отвоевал право иметь в паспортах специальные вкладыши с указанием национальности.

 

Как же это преодолеть?

В очередной раз приходится констатировать, что в нашей полиэтнической стране нет внятной государственной национальной политики. Нет законов о национальной политике, о родных языках. До сих пор неясно, какая структура занимается этим вопросом. Конечно, есть совет при Президенте РФ, но он не имеет должных прав, это Жанна Ивановсовещательный орган. И инициатива сенатора Жанны Ивановой может хоть как-то расшевелить, приподнять на должный уровень не только пятую графу, но и всю эту тему. Осмысленные действия властей должны органично дополнить работу общественных структур и всепобеждающее человеческое общение. 

Жанна Иванова предлагает указывать национальную принадлежность в паспорте или в свидетельстве о рождении ребенка по инициативе отца и матери либо единственного родителя. По мнению сенатора, это «позволит осуществить законодательное воплощение и практическую реализацию важнейшей ценностной категории для многих граждан РФ — в виде определения и указания своей национальной принадлежности». Политик справедливо полагает, что возвращение графы «будет способствовать сохранению самобытности каждой национальной (этнической) общности многонационального народа РФ и одновременно гармонизации межнациональных (межэтнических) отношений в стране и укреплению единства российской нации в целом».

Такой подход можно только приветствовать. От преодоления страха пятого пункта и возвращения графы «Национальность» будет большая польза. Вот лишь один пример. Многие национально-культурные центры хотели бы организовать изучение родного языка в детских садах. Но как определить, где живут представители этноса? Как провести мониторинг? Появление соответствующего пункта в документах будет способствовать этому доброму делу… 

Теги: , , , , , , ,

Комментарии(1):

Зато для победы над страхом можно заняться реализацией следующих 5 пунктов очень простых, но и удивительно эффективных в то же время. Назовём их Программой узнавания жизни на вкус .

danashop.ru 26 апреля 2016 года
Добавить коментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *