Между цветной революцией и «усыновлением» Россией? О настоящих и ложных рифах свободного курса лидеров стран СНГ

Мой дневник

25 декабря 2014 года

Между цветной революцией и «усыновлением» Россией? О настоящих и ложных рифах свободного курса лидеров стран СНГ

События 2014 года – майданная революция на Украине, присоединение Крыма к России, события на Юго-Востоке Украины, обмен санкциями между Западом и Россией, падение цен на нефть и курса рубля – стали моментом истины для лидеров стран СНГ. Все ли прошли через испытание, все ли повели себя мудро и достойно? К сожалению, не могу ответить на этот вопрос однозначно положительно. Особенно интересно наблюдать за Президентом Беларуси Александром Лукашенко, который, не особо церемонясь, решил выжать максимум пользы из проблем своего брата и союзника. Такие «дружеские» шаги заставляют задуматься об особой роли и ответственности лидеров государств СНГ на современном этапе развития Евразии.

 

Постсоветский розыгрыш

Недавно моего знакомого разыграл приятель из Азербайджана. Житель закавказской республики прислал статью о iпрезиденте Ильхаме Алиеве. Россиянин стал ее читать и проводить параллели с другими странами СНГ. Немного понаблюдав, человек из Баку «раскололся». Он рассказал, что взял текст про Президента РФ Владимира Путина и заменил в нем фамилию российского лидера на азербайджанского. В итоге на прикаспийское государство органично легла вся российская патриотическая риторика: «Президент сделал свой выбор в пользу сильного Азербайджана с опорой на силы и традиции азербайджанского менталитета. Шаг за шагом он вернул уважение к Азербайджану и, укрепив национальную безопасность i (1)государства, объединив общество, возродил веру в Азербайджан, то есть в свою страну. Причем сделал все это так, что иностранные спецслужбы и политики до сих пор не могут понять, как ему это удалось». И далее: «Что хорошо для Ильхама Алиева — то хорошо и для Азербайджана. Если у Алиева насморк, то это плохо для Азербайджана, и вся страна должна бороться с Алиевским насморком так, как каждый азербайджанец боролся бы с собственной смертельной болезнью. То есть эта идеология еще и мобилизационная».

Оправившись от легкого шока, мой знакомый написал азербайджанцу ответ: «При всём различии культурных и национальных особенностей между многими странами бывшей Российской империи (и СССР, как её продолжения) очень много общего. Развалившаяся многонациональная страна фактически «клонировала» ранее существовавшую централизованную структуру в страны СНГ. И тут нет ничего плохого, ведь люди привыкли так жить. Это не признак нашей отсталости, а продукт многовекового уклада, наших культурных традиций. Они могут не нравиться, кто-то может видеть в них угрозу, но это — данность. И любое насильственное или преждевременное, то есть не обусловленное ходом исторического и культурного развития, изменение уклада чревато потрясениями, революциями и войнами.

Ранее в Азербайджане был Гейдар Алиев, бывший кагэбэшник, теперь власть у его сына, и всё так же под контролем. Надо задуматься: а что лучше — жёсткий контроль без демократии или бунт и анархия с перспективой прихода к власти лидера, управляемого Западом? Думаю, понятно, что выход к Каспию и доступ к нефтяным месторождениям хотели бы получить многие. И мне, как россиянину, гораздо выгодней «царь» Алиев, чем управляемый из «цивилизованных столиц» антироссийский демократ.

На Западе люди выходят на демонстрацию против решений правительства, а не для того, чтобы его свергнуть. А «НАШ» вариант — именно свержение власти и наивная надежда, что новая будет лучше. Нам всем пора взрослеть».

Главное в этой переписке не похожесть ситуаций и систем управления в странах СНГ, доведенная сменой фамилий лидеров до некоторой карикатурности, а осознание более глубокой евразийской общности. К сожалению, в 2014 году проявились вещи посерьезнее наших традиционных стенаний по поводу недемократичности власти.

 

 Если друг оказался вдруг…

События 2014 года явственно показали, что власти США не удовлетворились победой в «холодной войне» и развалом СССР. Политической элите этой сверхдержавы нужна полная и безоговорочная виктория. И она продолжает методично и последовательно работать с осколками нашей империи. Судя по всему, заокеанским стратегам хочется, чтобы бывшие республики Союза как можно меньше сотрудничали с Россией, а лучше вообще повернулись на Запад. Это сделает их более предсказуемыми и ослабит самый большой осколок империи – глыбу по имени Россия, которая долго была неподвижной, а потом стала оживать, приходить в себя. Естественно, это сталкивается со стремлением суверенных стран к взаимовыгодному сотрудничеству с большим соседом и к мновекторной политике.

Если кто-то из лидеров стран СНГ за минувшие два десятилетия проявлял самостоятельность, ему устраивали какое-нибудь испытание. Например, разбирательство в американской прокуратуре коррупционного скандала с Джеймсом Гиффеном, нью-йоркским бизнесменом и советником i (2)Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Знатоки американской власти могут сказать, что прокуратура там действует независимо. Очень бы хотелось в это верить, как и в независимость тамошних СМИ, но практика показывает, что американские прокуроры и журналисты очень хорошо понимают интересы своей политической элиты… Были и другие способы «демократизации». В итоге этих действий, а также по иным мотивам (один из главных – показать свою «самость», независимость от «коварной, варварской и имперской» России) некоторые лидеры стран СНГ начинали проявлять очень странную непоследовательность.

Президент Узбекистана Ислам Каримов все время шарахается из стороны в сторону по поводу членства своей страны в Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). В 1999 году он неожиданно отказался продлевать договор. Ташкент шесть лет жил вне ОДКБ. А затем, в 2005 году, произошла кровавая драма в Андижане. США и Евросоюз провели i (2)пропагандистскую атаку, Каримова обвинили в «жестоком подавлении мирного протестного движения». После этого он пошел на сближение с Россией, Узбекистан вступил в ОДКБ. А в июне 2012 года опять приостановил свое членство в организации. Эксперты говорят, что Узбекистан опасался, что в случае военных споров между странами Центральной Азии Москва может использовать миротворческие силы ОДКБ в ущерб суверенитету одной из стран организации. И в это же время Ислам Каримов укреплял военное сотрудничество с США. В 2009 году Ташкент и Вашингтон вели переговоры об открытии в Узбекистане базы, было подписано двустороннее соглашение о военном сотрудничестве. Сейчас, когда готовится вывод войск НАТО из Афганистана, Америка намерена оставить часть своей техники и вооружений на территории Узбекистана.

А лидеры Казахстана, Туркменистана и Азербайджана втянулись в создание газопровода, альтернативного российскому. Проект Nabucco должен был связать газовые месторождения Каспийского бассейна с Центральной Европой, пройти по территории Турции, Болгарии, Румынии и Венгрии. В феврале 2009 года на саммите ЕС в Будапеште Nabucco заручился поддержкой Евросоюза. «Политическая воля Ашхабада и Астаны при поддержке из Брюсселя и Вашингтона, скорее всего, уже в ближайшем будущем преодолеет слабое сопротивление из Москвы, — писали журналисты несколько лет назад, — и альтернативный маршрут поставок энергоресурсов из стран Средней Азии в Европу в рамках «новой европейской стратегии» все же будет реализован!» Однако участники проекта не были готовы вкладывать в него деньги, пока была неопределенность с поставщиками газа. Эксперты поясняют, что в качестве основных поставщиков изначально рассматривались Азербайджан и Туркмения, поставлять газ в Европу по новому газопроводу мог Египет посредством продления газопровода Arab Gas Pipeline (соединявшего Египет, Иорданию и Сирию), однако его запасы были недостаточны. Допускалась возможность поставок газа из Ирака или Сирии (в первом случае газопровод уже существовал, во втором — проектировался), а также сжиженного газа на танкерах из Катара. В результате войны в Южной Осетии в 2008 году стала очевидной уязвимость грузинского участка трубопровода Баку – Тбилиси — Эрзурум в случае дестабилизации ситуации в регионе территориально-этнических конфликтов. Эксперты добавляют, что в начале 2009 года под вопросом оказалось участие в Nabucco ключевого партнера — Турции. Из-за разногласий по поводу вступления страны в ЕС, она грозила даже отказаться от проекта газопровода. Анкара также настаивала, чтобы страна могла забирать до 15 процентов от передаваемого европейским странам газа.

i (3)Но самые интересные политические шаги совершает Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко. Мы живем в едином союзном государстве, создали Таможенный союз, скоро начнет действовать Евразийский союз. Отношения – теснее некуда, мы просто близкие родственники! Но глава братской республики всегда был для России не очень удобен – время от времени он возбуждается, «пылит» и режет «правду-матку», а потом, получив от матки необходимую финансовую подкормку, снова становится «цивилизованным» и свойским. Белорусский лидер, наверное, как никакой другой президент стран СНГ, умеет извлекать выгоду из братских отношений с Россией. Но когда речь заходит о том, чтобы поддержать братьев в сложной ситуации, Лукашенко начинает проявлять «политическую мудрость» и «взвешенность». И сразу вспоминается продолжение песни Владимира Высоцкого: «И не друг, и не враг, а так…»  

Во время кризиса на Украине Минск не стал поддерживать Москву: батька Лукашенко не приветствовал присоединение Крыма, не поставил под сомнение правомерность майданной революции, не присоединился к российским санкциям против Запада и не разорвал торговые отношения с Украиной, где, к сожалению, возобладала чуждая нам агрессивная идентичность. Мало того, на фоне кризиса Президент РБ демонстративно запретил торговлю в рублях. Глава государства, которого до последнего времени называли «последним диктатором Европы», к которому не особо ехали первые лица западных стран и которого не приглашали в столицы «цивилизованных» государств (эти контакты батьке хоть как-то заменяли встречи с руководителями регионов России, в министерстве иностранных дел республики было создано специальное управление по взаимодействию с территориями РФ), неожиданно превратился в лидера, интересного и нужного всем.

Пользуясь моментом, Лукашенко увеличил доходы своей страны, экспортируя в Россию товары, которые она перестала принимать из Европы. Москва обвинила его в контрабанде продукции из стран Старого Света и запретила ввоз белорусского мяса. В ответ на это Президент РБ стал отдаляться от РФ. Он воспользовался ситуацией и увеличил объемы торговли с Украиной, которая сейчас стремится найти замену российским товарам. Недавно Лукашенко побывал в Киеве и пообещал Президенту Украины Петру Порошенко «всяческую поддержку». Он пытается укрепить сотрудничество с этой страной и в сфере оборонной промышленности — речь идет о товарах, необходимых российским вооруженным силам, которые не могут получить их напрямую с Украины (возможно, это делается по согласованию с Москвой).  А совсем недавно батька вообще решил перейти в торговле с Россией на расчеты в долларах и евро. Видимо, опять хочет что-то выторговать.

Разного рода аналитики говорят, что присоединение Крыма и вся политика России последнего времени стало для некоторых ее друзей, и прежде всего для президентов стран СНГ, тревожным звонком. Эту тревогу подогревают и усиливают «доброжелатели» из-за бугра. К сожалению, все это дает плоды. В той же Беларуси поднимает голову национальная оппозиция. Понятно, что в стране, где политическое поле давно закатано в асфальт,  это происходит с одобрения Лукашенко. Недавно прошел конгресс национальной оппозиции, которая активно продвигает идеи независимости Беларуси от России и заявляет, что их страна «не является частью Российской империи». Теоретически эсплуатация этого тезиса может привести в разрыву, но в реальности Лукашенко просто попросит очень большую цену за отказ от таких провокационных идей. И мы ее заплатим, ведь в Беларуси находятся наши станции слежения, без которых России трудно вести диалог с «цивилизованным» и «дружественным» НАТО, стремительно расширяющимся на Восток…   

 

Ложная альтернатива

Почему так происходит? Мне кажется, главная причина в том, что лидеры стран СНГ стоят перед ложной альтернативой. Им хочется пройти узкой тропинкой между цветной революцией и «усыновлением» Россией. Только в этаком маневрировании они видят выход для себя и своих стран.

Да, события 2014 года увеличили боязнь второго варианта. Но видно, что эти страхи сознательно преувеличиваются. Если раньше конечная цель таких преувеличений была понятна — получение от нашей страны все больших и больших преференций, то сейчас президенты суверенных государств, возникших на месте бывших союзных республик, действительно боятся клонирования «операции Крым» или иного поглощения с помощью «вежливых людей». И мне непонятно, почему во время личных встреч Президент РФ Владимир Путин не может объяснить коллегам, что России этого не надо, что она за равноправное Evraziyskaya-tsivilizatsiyaи конструктивное сотрудничество в рамках Евразийского союза. И больше ничего в ее политике нет!

Ложная альтернатива налагается на застарелый комплекс «младших братьев» (которые во что бы то ни стало хотят доказать, что все они родились одновременно, все одинакового роста и веса). В итоге желание быть «самым независимым от Москвы», стремление получить сиюминутную выгоду от временных партнеров в ущерб долговременным, почти семейным отношениям, основанным на любви и уважении, в ущерб стратегическим интересам и прочие местечковые интриги ставят под сомнение судьбоносное сотрудничество стран Евразии, развитие нашей общей цивилизации. Понимают ли это лидеры государств СНГ? Чувствуют ли свою ответственность? Хочется думать, что да. Никогда не поверю, что уважаемые мной президенты стран Содружества хотят быть батьками и ханами, отгороженными от России и зависимыми от Запада… 

 

Теги: , , , , , , , , ,

Добавить коментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *