Мой дневник

6 декабря 2013 года

Драма Храма Александра Невского

Сегодня в челябинском храме на Алом поле – день памяти cвятого благоверного князя АНАлександра Невского. Церковь носит имя этого великого человека. Утром прошла праздничная литургия, которую возглавил митрополит Челябинский и Златоустовский Феофан. Для жителей других городов и весей это обычное событие. А для челябинцев и самого храма – финал нескончаемой драмы.
До последнего времени эта церковь была не местом отправления культа, а объектом культуры – залом камерной и органной музыки, который тоже можно назвать культовым местом. Таким он стал практически сразу после открытия в 1986 году. Челябинск гордился и гордится своим редким инструментом, поиграть на нем приезжали известные виртуозы. В другие дни в зале проходили концерты классических музыкантов и вокалистов. Помнится, здесь вместе с хором «Мечта» заслуженного работника культуры РСФСР Владимира Шереметьева выступала наша дочь Элина. Католическая молитва к Деве Марии («Аве Мария» — «Радуйся, Мария»), где она залсолировала, звучала в стенах бывшего (и будущего) православного храма очень органично, по-общехристиански.
Потом к органному залу стали подходить православные с хоругвями, напоминая о происхождении этого величественного здания. Однако резких слов и движений никто не допускал. А в апреле 2010 года Михаил Юревич, новый губернатор Южного Урала, буквально взорвал информационное поле, неожиданно и безапелляционно заявив, что органный зал будет передан Русской православной церкви (РПЦ). Вокруг органа-храма стала разворачиваться настоящая драма.     

Этот храм был построен в память об императоре Александре II, погибшем от рук террористов. Он был освящён в 1911 году епископом Челябинским Дионисием (Сосновским), южный придел в честь святителя Николая Чудотворца — в 1915 году епископом Челябинским Сильвестром (Ольшевским). Как рассказали в пресс-службе Челябинской епархии, после революции оба «претерпели мученическую кончину», а сейчас причислены к лику святых. Драма храма началась в 1930 году, когда его закрыли. В здании размещались типография, склад, планетарий, шахматная школа, зал камерной и органной музыки. Когда в стране стало возрождаться православие, РПЦ начали возвращать уцелевшие в годы лихолетий, но утраченные храмы. Процесс шел и идет непросто, но в Челябинске, как ни в каком другом месте, он приобрел характер форменного скандала.
Михаил Юревич, едва став во главе Южного Урала, заявил о переносе органа. Он сделал это без каких-либо обсуждений, неожиданно. Челябинцы и жители области, привыкшие к стилю губернатора Петра Сумина, были обескуражены. Петр Иванович и митрополит Челябинский и Златоустовский Иов iбыли похожи на двух старцев, с почтением относящихся друг к другу (на снимке). Они не делали резких движений. Понимая сложность проблемы, народный губернатор не торопил события. Перед началом переноса органа он обязательно проговорил бы все детали с церковными людьми, деятелями культуры, представителями общества. А тут – категоричность и напор. В своей первой губернаторской инициативе Михаил Юревич обозначил не столько сугубо деловой стиль, как отмечали в ту пору (можно быть деловым, но советоваться с людьми), сколько свой характер, нежелание что-либо с кем-либо обсуждать. Появились комментарии, что делая доброе дело для церкви и значительной части общества, он одновременно разрушает и без того тонкий культурный слой промышленного города, где живут пресловутые суровые челябинские мужики.
«Михаил Юревич несправедлив к достойным челябинцам, в частности, к органисту Владимиру Хомякову (на снимке), которому только что президент своим указом присвоил звание «Народный артист России», — писал в те дни известный челябинский журналист Айвар Валеев.Власть не имеет права на несправедливость. ВКА к Хомякову – интеллигентному, компетентному и очень талантливому человеку – подавно. Он первый, с кем вопрос о переносе органа нужно было обсуждать, а его даже не спросили! Кстати, в собственном бизнесе Юревич как раз профессионалам склонен доверять, в чем завистники видят его менеджерскую мудрость… Новый губернатор отнимет у людей не просто органный зал, но предмет гордости, примету своеобычности города, частичку чего-то родного».
Действительно, не в каждом провинциальном городе России есть такой инструмент, как орган. Челябинск гордится своей культурной изюминкой, появившейся в середине 80-х. В то время храм был в плачевном состоянии. Перед властями встал вопрос: как его реконструировать? В советское время выбить деньги на ремонт церкви было немыслимо. Поэтому в горкоме КПСС возникла мысль — попросить средства под строительство органного зала. Так была заложена основа для продолжения драмы — в православный храм (пусть и бывший) решили поставить инструмент, который считается католическим! Многие считают это вторжением одной конфессии во владения другой. При каком-то другом, более мягком раскладе, подобный факт можно было бы посчитать мостиком между религиями, но в нашем контексте наивна сама мысль об этом: советские руководители в последнюю очередь вспоминали, что объект на Алом поле — это храм. Но самое главное — у православия и католицизма хоть и общая христианская идея, но, к сожалению, давние, подчас трагические, противоречия. Из ГДР приезжали специалисты, устанавливали и настраивали орган специально под это помещение. «Бытует мнение, что челябинский орган первоначально предназначался Магнитогорску, будто бы его Магнитке подарил бывший лидер ГДР Эрик Хонеккер, — вспоминает бывший первый секретарь Челябинского горкома партии (а позже – губернатор) Вадим Соловьев.Это не так. Орган с самого начала заказывался для Челябинска, в Магнитке для него просто не нашлось бы подходящего помещения».
ЧелперОрган считается своеобразным символом католической церкви. Но, как говорят теоретики музыки, это далеко не так. Один из предшественников органа, изобретённый в древнем Китае, назывался шэн, а за много столетий до Рождества Христова под разными названиями он был известен в античной Греции, Риме и Византии. И флейта Пана, под мелодии которой шли в бой воины Спарты и волынка – любимый инструмент шотландские горцев – тоже разновидность органа. Именно поэтому инструмент, который продолжают называть католическим, стал для челябинцев своим. Тут не было ничего религиозного, всех покорило величие органной музыки (искусство выше и шире всех конфессий). После заявления главы региона люди стали спрашивать: как все будет происходить, куда переедет орган? И были удивлены тем, что еще ничего неизвестно, никто эти вопросы не прорабатывал. Губернатор ясности не добавлял. «Конкретное время передачи помещения не определено, — говорил он. — Будет работать комиссия, она назовет сроки. Что касается здания зала, то оно строилось как церковь, принадлежало церкви и было изъято незаконно. Вопрос о возвращении храма номер один ставился 10 лет назад, когда в Челябинск приезжал Патриарх Алексий. Не верьте тем, кто говорит, что лишь это здание подходит под орган. Немецкие специалисты, к которым мы обращались, сказали, что перенос возможен. Сложностей здесь нет, это чисто технический вопрос». Касаясь переезда инструмента, глава региона говорил: «Есть разные варианты. Для нас важно, чтобы орган для культуры Челябинска был сохранен. Желающих разместить его у себя очень много. Католический храм, например. Так что пока смотрим, куда поставить. Есть существующие здания, есть предложение построить специальное помещение. Повторю: вариантов много и стоить это будет совсем недорого. Размещение органа в костеле подразумевает и проведение публичных концертов».

А затем в город приехал ПКПатриарх Московский и всея Руси Кирилл. Он наградил уходящего с поста губернатора Петра Сумина орденом преподобного Серафима Саровского I степени и публично поблагодарил вновь избранного главу региона Михаила Юревича, сообщившего ему о решении в ближайшее время освободить храм Александра Невского и передать его церкви. Но ни высочайшее одобрение, ни «пояснения» губернатора не успокаивали людей. Одна женщина спрашивала: «Патриарх сказал спасибо Михаилу Валериевичу, пообещавшему в кратчайшие сроки открыть для людей храм Александра Невского. А разве органный зал не для людей все эти годы был открыт?» Челябинцы напоминали, что их орган – один из лучших в Европе, это ценность, которую свято оберегали более двух десятков лет. Во всех обсуждениях звучало: «Органный зал освободить только тогда, когда будет построен новый». «Многие были настолько шокированы этой новостью, что в любой момент готовы встать в пикеты и отстаивать органный зал, как это уже было в 1990 году, — писал тогда «Челябинский рабочий».Кстати, всего года два назад на Алом поле вблизи органного зала городская власть намеревалась построить шумный городок аттракционов. Челябинцы высказались против». «Я ожидал не таких резких заявлений со стороны нового губернатора, — говорил упоминавшийся уже Владимир Хомяков, музыкант и хранитель челябинского органа.Надеялся на более взвешенный подход. Народ звонит: мол, только свистните, мы все готовы выйти на баррикады. Но надеюсь, до противостояния не дойдет»…
Юр
Вот до каких страстей может довести самоуверенность, нежелание считаться с обществом и стремление как можно быстрее откликнуться на совершенно правильные подсказки из Москвы о передаче храма. Челябинцы были не против православия и возвращения РПЦ здания. Их оскорбляло то, КАК это делается. Если бы у Русской православной церкви были все такие друзья, как губернатор Михаил Юревич (на снимке), то, как говорится, и врагов не надо…  Плохо, что святое место стало предметом политических интриг. По иному и быть не может, когда доброе дело делается не с верой в сердце, а ради выгод в рамках вертикали власти. Я готов отказаться от этих слов, если кто-то мне расскажет и покажет, что наш губернатор не кинулся рьяно выполнять свою обязанность, «продавливать вопрос», не обращая внимания на людей, так, как он привык делать в бизнесе (знали ли эту особенность Юревича в Кремле, когда его назначали?), а руководствуется благородными внутренними мотивами, что это скромный человек, чуждый наживе, ведущий добропорядочный образ жизни, имеющий нормальную семью, почитающий церковь и отмечающий все православные праздники.
Таких кадров, как нынешний глава Южного Урала Михаил Юревич, конечно, еще надо поискать. И, понимая его личностное своеобразие, ситуацию с Храмом Александра Невского можно было счесть исключительной. Но верно и то, что Диалогэто очень показательный, где-то даже утрированный пример неудачного диалога православия с обществом, отлученным от него за 70 лет. Диалога, в котором неумелая власть, вторгшись в деликатную сферу с решительность унтер-офицера, сыграла роль грубого провокатора и сильнейшего катализатора конфликта.
Созданная при Законодательном Собрании Челябинской области комиссия стала решать, куда и как переносить инструмент стоимостью полтора миллиона евро. Германские создатели органа выразили серьезное опасение, что «в другом помещении орган звучать не будет, так как просчитан на акустический фон нынешнего зала». Они пояснили, что инструмент необходимо строить под конкретное здание. Значит, это будет совсем не перенос органа, а возведение нового. Со специалистами фирмы «Ойле» была достигнута договоренность, что они не только перенесут инструмент на новую площадку, но и модернизируют его. Скорые сроки, о которых говорилось в самом начале, оказались под вопросом: все понимали, что возведения нового объекта культуры с новым органом вряд ли возможно такими темпами, какими строятся частные торгово-развлекательные центры.
В итоге была совершена «сделка века»: Родвласть выкупила за немалые деньги приватизированный кинотеатр «Родина» и стала перестраивать его под установку органа. Здание стало расширяться и подниматься ввысь. Нынешней осенью журналистов запустили в обновленную «Родину».
Судя по всему, за три с лишним года участники процесса возвращения здания РПЦ и переноса органа так и не овладели искусством диалога и уважительного отношения к обществу. За это время сменилось церковное руководство. Произошла примерно такая же смена фигур, как в высших сферах РПЦ: вместо спокойного, благостного владыки Иова митрополитом Челябинским и Златоустовским стал Феофан, человек харизматичный и решительный, прошедший большую школу управления за рубежом и на Северном Кавказе. Можно сказать, что губернатор Михаил Юревич получил вполне адекватного партнера по государственно-церковному взаимодействию. Судя по всему, особого понимания между ними не возникло. Иначе не случился бы рецидив внезапности и безапелляционности. Драма Храма Александра Невского продолжилась тем, что в конце нынешнего ноября было неожиданно объявлено о прекращении концертов в здании органа-церкви, хотя ChKOкассы филармонии вовсю продавали билеты на декабрь и январь следующего года. Внезапное изменение планов вновь породило недовольство и слухи о поспешности. Ведь приезжавшие недавно в Челябинск руководители фирмы «Ойле» Дирк Ойле и Иржи Коцоурек предложили план, по которому начало демонтажа должно было начаться 6 мая 2014 года. 25 мая зал на Алом поле должен был быть освобожден. 18 июня – завершение сборки органа в новом зале. А спустя месяц, 18 августа, должна была начаться финальная часть работ – настройка и интонировка инструмента. 4 октября 2014 года все работы планировалось завершить. Народный артист России Владимир Хомяков вновь заметил, что для него новость о закрытии зала была полной неожиданностью. В городе пошли разговоры, что губернатор Михаил Юревич во время встречи в Москве с Патриархом Кириллом 13 ноября пообещал ускорить «освобождение» органного зала взамен на политическую поддержку. Она нужна челябинскому губернатору на фоне развернувшейся в ноябре против него информационной кампании в федеральных СМИ. Пресс-секретарь губернатора Олег Гришанков заявил, что разговор М. Юревича с предстоятелем РПЦ не выходил за рамки обсуждения плана передачи церкви бывшего органного зала на Алом поле.
А затем Февыступил владыка Феофан, и все стало ясно.
«Только сегодня я заехал в новый органный зал (бывший кинотеатр «Родина») и ахнул: такой красоте может позавидовать и столица, — сказал митрополит. — В наше время специально под орган построено прекрасное здание с отличной акустикой, гораздо более удобное для зрителей, чем православный храм. Здесь все готово к приему органа.
Нет, мы не торопимся, а давно опаздываем с его переносом. Никто не собирается быть варваром: выбросить орган – и пусть он пропадает. Все будет развиваться спокойно и ровно. Инструмент ни разу за 26 лет его существования не подвергался ревизии. Сейчас его будут разбирать, чтобы заказать изготовителям необходимые детали.
Многие говорят: «Зимой этого делать нельзя!» Вчера я сам позвонил в Германию, Францию и Италию, у нас там есть представительства Русской православной церкви. «Никакого вреда и никакой катастрофы в зимнем переносе инструмента нет, – сказали специалисты. – Конечно, нельзя поставить орган в холодный склад. Но перенести его на 500 метров от храма Александра Невского до нового органного зала – пожалуйста. Мы же выносим на мороз маленьких детей».
Хочу успокоить челябинцев: все будет сделано качественно, обещаю: прослежу, чтобы с органом все было в порядке. Сам пойду на первый органный концерт в новом зале.
А нам нужно заниматься храмом, ведь в декабре мы будем отмечать его столетие. Мы даже проектные работы нормально начать не можем. Только что вызвал специалистов из Москвы. Нужна планировка иконостаса, росписей. Каждый день дорог. Я хочу, чтоб храм Александра Невского стал настоящей жемчужиной.
На форумах в Интернете читаю: «Пропало теперь Алое поле. Все его перегородят…» Неправда, никаких заборов не будет! Будет еще более облагороженная территория, доступная всем. Не нужно нам копья ломать там, где в этом нет необходимости. Хватит будоражить народ! Все виноваты в том, что храм был разрушен. Призываю всех принять участие в его возрождении».
Это примиряющее выступление вызвало шквал комментариев в Интернете. Через три с лишним года, что длится возвращение храма, появилось заметно больше мнений «за». Жаль, что за это время государственная и церковная власти не смогли расположить к себе, убедить тех, кто по-прежнему «против».
Вчера во время вечерней прогулки мы увидели, что Храм Александра Невского подсвечен. Его зеленые купола на темном небе смотрятся удивительно красиво, завораживающе. А сегодня утром впервые после закрытия органного зала митрополит Челябинский и Златоустовский Феофан в память о святом благоверном князе Александре Невском отслужил в храме праздничную литургию с участием челябинского духовенства. 81) Престольный_Александра_НевскогоЦерковь была полна. «В храме будет храм, — сказал владыка в проповеди. — Но никто не должен ощущать себя победителем или побежденным. Найден вариант, который устраивает всех».
После переноса органа в новый концертный зал «Родина» в храме начнутся ремонтные и реставрационные работы. Проектируется иконостас. Для работы над ним и росписями стен приглашены опытные столичные специалисты. Если под штукатуркой сохранились старинные росписи, реставраторы сделают все, чтобы восстановить их.
Драма храма Александра Невского близится к завершению. А драма храма по имени Россия еще разворачивается…

Теги: , , , , ,

Комментарии(3):

Увы, теперь это не святое место. И люди, устанавливавшие там орган взамен советского планетария, тоже не святые, если не тупые - устанавливать католический инструмент в православном храме!!! Вы же помните эту историю! А теперь говорите - драма. Одним органом больше, одним меньше - какая разница, если изначально шиворот-навыворот. И это место в Челябинске не будет святым - много крови на нем пролито. Что же до новых попов в бывшем органном зале - одним больше, одним меньше. От РПЦ не убудет.

Вячеслав Лютов 8 декабря 2013 года

Когда кончится этот идиотизм: "орган - католический инструмент". Он не католический, он не имеет конфессии.

Рита 12 декабря 2013 года

Высота главного купола собора — 45 м, колокольни — 53 м, площадь собора — 3170 кв. м. Храм вмещает дочеловек. На колокольне находится 12 колоколов общим весом 23 тонны.

Rollercoaster Creator 2 18 января 2016 года
Добавить коментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *